01:00 

Под пламенем свечи. Глава 15.

Irsana
Злая сучка некроотдела(с)
У Ниты есть традиция: каждые два года, в октябре выдавать по главе "Свечи". Что ж, ждем 2019 года...




Название: Под пламенем свечи
Автор: Irsana
Бета: Flamelle
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Драко Малфой/Гарри Поттер
Жанры: фентези, приключения, слэш
Размер: макси
Статус: в процессе
Предупреждения: изначальное АУ, ООС в характерах персонажей, мимо канона авторы только проходили и на достоверность не претендуют.
прим. авт.:некоторые заклинания придуманы авторами при непосредственном участии гугл-переводчика, и не имеют никакого отношения к канону. Сделано это было ради зрелищности, которой, на наш взгляд, не хватало у Дж. Роулинг.
Дисклеймер: Все права принадлежат Роулинг.
Саммари: Тогда, шесть лет назад, когда маленький Гарри Поттер переступил порог дома в Паучьем тупике, зельевар очень сильно сомневался, что из сына Джеймса Поттера выйдет толк. И хотя даже на первый взгляд мальчик был полной противоположностью своего родного отца, у Северуса Снейпа порой не укладывалось в голове, что с ним теперь будет жить ребенок его заклятого школьного врага. А сейчас, когда он смотрел на темноволосого зеленоглазого мальчишку, мужчина был уверен – лучшего сына и представить нельзя. Джеймс Поттер сгрыз бы свои пальцы до локтей от досады и зависти, если бы видел, какой отличный слизеринец получился из его сына.

Глава 15
То, что день вряд ли будет хорошим, Драко понял, едва проснулся. Сегодня им предстояла поездка в Хогвартс, и от одной мысли об этом хотелось заболеть чем-нибудь этаким, желательно вместе с Гарри, чтобы не возвращаться туда. И то, что друг не мог колдовать, было вовсе не единственной причиной. Основной, возможно, но не единственной — в конце концов, за весь остаток второго курса никто не заподозрил того, что Мальчик-который-выжил беспомощнее сквиба.

Больше всего Драко не хотелось делить Гарри со всем львиным факультетом и Уизелами в частности. Насколько же все было бы проще, учись они на одном факультете! От злости на собственное бессилие перед обстоятельствами Драко прошипел ругательство, подслушанное у кого-то из старшекурсников и, даже не думая стучать, распахнул дверь в комнату Гарри.

— Как думаешь, мне пойдет красно-золотая расцветка? — заявил он вместо приветствия и, быстрым шагом преодолев половину комнаты, упал на кровать.

Гарри, старающийся аккуратнее разложить вещи в своем школьном чемодане, сначала укоризненно покачал головой, показывая тем самым что он думает о некоторых якобы аристократах, но потом рассмеялся:

— А сам как считаешь? И вообще, ты чего как рано?

— Не спалось, — пожал плечами Драко, поднялся с чужой кровати и принялся помогать Гарри. Не говорить же ему, что не спал всю ночь, снедаемый беспокойством. — Да и вещи собрал еще вчера под чутким руководством маман. Она с чего-то решила, что я обязательно что-нибудь забуду. В итоге, правда, все равно чуть не забыл эту бешеную книжонку по Уходу. Представляешь, она сама заползла под книжный шкаф и не давалась в руки никому из домовиков. А потом меня укусила, зараза!

— Моя спряталась под кроватью и сгрызла тапочки. Мне жутко интересно, какой идиот порекомендовал ее в качестве школьного учебника.

— Можно подумать, в магической Британии мало идиотов, — фыркнул Драко и, устав наблюдать, как друг неловко пытается сложить мантию, отнял ее и произнес подсмотренное у матери заклинание. Вещи сложились аккуратной стопкой и левитировали в чемодан.

Гарри посмотрел на него с завистью и грустью — после произошедшего в саду Малфоев он не решился продолжать эксперименты с магией. Его взгляд не укрылся от Драко, внутри снова царапнуло злостью на самого себя и собственное же бессилие. Он хотел что-то сказать, но вместо этого шагнул вперед и обнял его, так и не найдя нужных слов. За лето они оба вытянулись, но Драко был чуть выше, и стоять вот так было удобно и даже как-то правильно. Гарри вздохнул и немного поднял голову, потершись носом о щеку Драко. Тот легко подхватил этот неожиданный в своей ласке жест, перехватывая лицо Гарри ладонями. Глядя другу в глаза, Драко негромко произнес:

— Мы придумаем что-нибудь, обещаю. Просто подожди немного, ладно? — увидев, как тот согласно прикрыл глаза, драко шутливо потерся носом об нос Гарри, а потом с большой и видимой неохотой отстранил его от себя.

— Пойдем уже завтракать, — вздохнул Гарри. — Пока крестный с отцом находятся в разных концах дома. Надеюсь успеем, иначе придется есть в поезде, — он скривился, — а там кроме сладостей ничего того, что можно считать едой.

При упоминании Снейпа и Блэка Драко тяжело вздохнул и неожиданно горячо поддержал Гарри, скорчив неподобающую юным аристократам гримасу. Оглядев комнату в поисках забытых вещей, и не обнаружив оных, Малфой схватил друга за запястье и потянул в кухню.

Там был только Кричер, накрывавший стол к завтраку, что несказанно обрадовало обоих мальчишек — быть свидетелями очередному переругиванию между Северусом и Сириусом не хотелось. Они, конечно, успели привыкнуть друг к другу, и их перепалки стали куда изысканнее и богаче на выражения, но по-прежнему заводились с любой, даже самой безобидной фразы. Драко в такие моменты начинал закатывать глаза, подражая Люциусу, а Гарри укоризненно качал головой, мысленно пытаясь понять, кто же в этом доме действительно взрослый. Вот они с Драко не ругались, только спорили иногда об очередном зелье или бурно обсуждали прочитанную книгу.

Снейп и Блэк появились почти друг за другом спустя полчаса, уже после того как Гарри и Драко сделали по последнему глотку душистого вкусного чая и теперь могли, в случае чего, исчезнуть из кухни в любой момент, сославшись на сборы. Но, судя по всему, Северус и Сириус сегодня были настроены весьма миролюбиво, хотя и выглядели мрачновато. Их можно было понять — Снейп был не рад мысли, что снова надо возвращаться в Хогвартс, под надзор Дамблдора, к которому после случая с василиском и дневником Реддла у него не осталось теплых чувств, а Блэка явно не радовала мысль, что он снова остается один в нелюбимом доме как минимум до Рождества.

— О, Драко, — встрепенулся вдруг Блэк, когда мальчишки уже выбрались из-за стола и направились к двери, — напомни мне отдать тебе одну книгу перед отъездом.

— Руководство “Как испортить свою репутацию”? — не смог удержаться Северус, с наслаждением наблюдая, как тут же вспыхнул Сириус.

Блэк собирался огрызнуться в ответ, но был остановлен усталым вздохом Гарри:

— Как же я от вас устал. Папа, можно хотя бы сегодня обойтись без ругани? Право слово, я уже не могу запоминать ваш богатый лексикон.

— А ты не запоминай, — пожал плечами Снейп, одним глотком допил кофе и, скривившись, повернулся к Блэку. — Гарри прав, предлагаю сегодня обойтись без наших выяснений отношений.

— А я ничего не выяснял!..

— Так! — прикрикнул на них Драко, из-за начавшего ломаться голоса вышло слишком звонко и не так строго, как тому хотелось бы. — Дядя, ты говорил про книгу.

Сириус, которого едва не разрывало от заготовленной, но так и не высказанной речи в адрес обнаглевших слизеринцев, с трудом заставил себя промолчать и, прихватив с собой недоеденный сандвич, направился в библиотеку, позвав Малфоя за собой.

На вокзал они прибыли за несколько минут до отправления, задержавшись из-за забывшего что-то Блэка, который, с великодушного разрешения Северуса, был определен в сопровождающие Гарри. Дождавшись, пока крестник сдаст свой багаж, мужчина отозвал его в сторону и незаметно протянул сверток.

— Это то, что принадлежало твоему родному отцу, — отогнув край свертка, юноша увидел тонкую струящуюся ткань, совсем невесомую. — Это мантия-невидимка. Не думаю, что Северус будет рад, узнав о том, что я отдал ее тебе, но она твоя по праву.

Проведя рукой по ткани, Гарри немного грустно улыбнулся. Старая фотография да Карта Мародеров, великодушно отданная в прошлом году близнецами Уизли — все, что было у него от настоящих родителей. А теперь еще и мантия отца, благодаря которой он и его друзья ставили на уши весь Хогвартс. И хотя Гарри был далек от бесполезных на его взгляд проказ, ощущение вещи, принадлежавшей когда-то человеку, давшему ему жизнь, грело душу.

— Спасибо, Сириус, — сказал наконец он и улыбнулся, подняв глаза на крестного. — Я не скажу отцу, что ты дал мне ее.

Не успел Гарри спрятать сверток в сумку и зайти в вагон, стараясь не столкнуться с младшими из рыжей семейки, как почти тут же к нему подскочил Драко и, взяв его за руку, утащил в свое купе, где уже расположились Панси, Блейз и Нотт.

— О, золотой мальчик Гриффиндора добровольно едет с нами? — хмыкнула Паркинсон, пересаживаясь к Забини и Нотту.

Дождавшись, пока Гарри расположится у окна, Драко улегся на полку и устроил голову на коленях друга, позволяя тому запустить руку свои волосы.

— У Золотого мальчика Гриффиндора последний глоток свободы перед возвращением в львиное болото, — ответил он, и все собравшиеся в купе рассмеялись.

— И этот глоток нужно делать в компании змей? — ехидно поинтересовался Блейз.

— Непременно, — отозвался Драко. Гарри же молча улыбался, облокотившись на спинку и слушая ленивую перебранку приятелей. В отличие от серьезного и по большей части молчаливого Нотта, Блейз был более легкомысленным и смешливым. Этакой легкой версией близнецов Уизли.

Паркинсон после некоторой паузы громко хмыкнула, заявив:

— Поттер сейчас сам выглядит как нажравшийся до отвала огроный змей. С этой своей снисходительной улыбкой… василиска. Доброй такой…

— Не могу не согласиться с тобой, — произнес Драко, бросивший взгляд на друга. Остальные парни тоже согласились с замечанием Панси, посмотрев на расслабившегося и задремавшего Гарри.

— Вы что, всю ночь не спали что-ли?— полушепотом поинтересовался Блейз. — Чем это вы занимались, скажи на милость?

— Поверь, ты не хочешь этого знать, — с преувеличенной серьезностью заявил Драко, глядя на Блейза одним глазом.

— Почему это?

— Если он расскажет тебе, то нам, во имя сохранения тайны, придется тебя убить, — зловещим шепотом отозвался Гарри.

— А что сразу убить? — преувеличенно обиженно проныл Блейз, включаясь в игру.

— Потому что Заговор, наверное, — вдруг встрял в разговор Теодор.

— Драко, кажется, мы решили убить не того… — хмыкнул Гарри, продолжая играть со светлыми прядями Малфоя. Тот отозвался неопределенным мычанием.

— А кого вы вообще собирались убить? — тут же навострил уши любопытный Блейз.

Драко сделал вид, что задумался, и постучал пальцем по губам, заставив Гарри усмехнуться.

— Ну, мы планируем начать с… — и тут дверь в купе бесцеремонно отворилась, впуская запыхавшуюся Гермиону. Едва войдя, она затворила щеколду, чем вызвала вопросительные взгляды от всех присутствующих слизеринцев.

— Что вы на меня так смотрите? — она поправила выбившуюся из косы прядь и плюхнулась рядом с Блейзом. — Я не собираюсь слушать как чавкает Рон.

— Совсем грифферы обнаглели, — выдала Панси, а потом, согнав с сиденья Нотта, кивнула Гермионе. — Садись, заучка, я научу тебя, чем можно отравить Уизли, чтобы он больше не чавкал. Никогда.

И Гермиона, к удивлению всех присутствующих, вдруг не стала читать нотаций, а вполне себе серьезно кивнула. А потом и вовсе рассмеялась вместе с остальными ребятами из купе. Гарри снова прикрыл глаза, тоже улыбаясь. Третий учебный год в Хогвартсе начинался.


* * *

Если бы Гарри знал, сколько мозгоклюйных речей ему придется выслушать по приезду в Хогвартс от светлейшего и почтеннейшего директора Альбуса Персиваля и как-там-его-еще Дамблдора, он бы приложил все усилия, чтобы перевестись в Дурмстранг. Прихватив с собой Драко и половину Слизерина, за общение с которыми ему пришлось на протяжени двух часов терпеть акт невообразимого мозгоклюйства. Чего от него хотел директор, он так и не понял, но уяснил одно — хорошим мальчикам не следовало общаться с подлыми слизеринцами во главе с Малфоем. Разумеется, Дамблдор напрямую ничего такого не сказал, только вздыхал тяжело, просил подумать о своем поведении и настоятельно лез в голову, отчего к концу беседы у Гарри закипели мозги. Мерлин знает, как ему удалось вытерпеть эту пытку и даже мило кивать в ответ на все нравоучения, но из кабинета он вылетел так, будто за ним гналось стадо соплохвостов.

— Гарри, ты чего? — поймал его за рукав поджидающий за углом Драко. — Что он тебе наплел?

— Учил быть хорошим мальчиком, — скривился Гарри и спешно утянул приятеля подальше от кабинета.

— Я так понимаю, не преуспел, — Драко хмыкнул, но взгляд его стал настороженным. Немудрено — Дамблдор еще ничего не делал просто так и запросто мог испортить весь учебный год заранее. А учитывая проблемы Гарри с колдовством, последствия могли быть совсем уж неприятными.

— Не преуспел, — кивнул Гарри. — Но настоятельно рекомендовал держаться от тебя подальше. И от всех слизеринцев разом.

— Я думал, эту песню мы прошли еще в прошлом году.

— Ему больше ста лет, у дорогого директора склероз, маразм и так и не удовлетворенная любовь к интригам и школьным войнушкам. Чего ты ждал?

— Что он оставит тебя в покое, — заявил Драко и вдруг сжал его ладонь, затянутую в перчатку, которая скрывала уродливый след от зубов василиска. — Хотя бы пока мы не разберемся с этим.

Гарри, и без того пребывающий не в самом радужном настроении сник окончательно. Он честно старался не думать о своей “инвалидности”, хотя получалось так себе. Мерлин знает, что наплел отец остальным учителям, но колдовать на уроках его не просили, то нарочно забывая припомнить его фамилию, то переставляя практические занятия в самый конец, оттягивая его вызов до самого конца урока.

— Эй, прекращай. Я уже говорил — родители разберутся. Наша задача — не отсвечивать весь этот год или сколько там понадобится времени, чтобы найти лекарство. Даже если понадобится снова строить из себя твоего врага.

— Вот еще! — возмутился Гарри, силясь сжать негнущимися пальцами руку Драко в ответ. Тот устроил вторую ладонь поверх, помогая. — Сидишь со мной, уроки делаешь со мной и защищаешь меня от всяких идиотов. Кому не нравится, могут не смотреть.

Драко улыбнулся — Гарри уже давно понял, что ему очень нравится чувствовать себя нужным. Это… грело. Настолько, что он даже забывал о своих проблемах, о назойливом внимании к себе Дамблдора и недовольных взглядах остальных гриффиндорцев. На их стороне была разве что Гермиона, и, пожалуй Невилл, который просто был человеком незлобливым.

— Только обниматься не начните, — послышался за спиной голос Паркинсон, приблизившейся к ним вместе с остальными слизеринцами и почему-то за компанию с Грейнджер. — Не смотрите на нас так, я учила твою заучку пользоваться косметическими чарами, а Блейз строил из себя необразованного дурачка. Ну и глазки нашей новой подруге.

В ответ на заучку Гермиона вскинулась, но промолчала, едва заметно покраснев. Гарри заметил, что она и вправду стала выглядеть как-будто лучше — подкрашенные ресницы, аккуратно собранные в пучок волосы и юбка, чуть короче той, что полагалось. Интересно, ей Дамблдор тоже предъявит за неподобающую дружбу со слизеринцами?

— Пойдемте уже в класс, урок скоро начнется, — деловито сообщила Гермиона, все еще полыхая щеками.

В класс так в класс, тем более что ЗОТИ был одним из немногих предметов, на которых Гарри чувствовал себя в своей тарелке. Просто потому, что и без практических заданий профессор Люпин объяснял интересно, не давая чувствовать себя ущербным.

— Можете не садиться. Итак, сегодня тема нашего урока — боггарты, — дождавшись, пока студенты встанут в неровный круг, начал Люпин. — Кто знает, что это за существа?

Разумеется, рука Гермионы тут же взлетела вверх, а всерьез взявшаяся отучать ее от “заучкиных привычек” Панси закатила глаза.

— Боггарт — это привидение, которое меняет свой вид. Он превращается в то, чего человек больше всего боится, — деловито сообщила она, а Люпин кивнул, мягко улыбнувшись.

— Абсолютно верно, мисс Грейнджер. И сегодня мы с вами будем учиться избавляться от этого неприятного существа, — он указал на огромный шкаф за своей спиной. — За лето в моем шкафу завелся один из них. Пока он ни на кого не похож, но стоит выпустить его и он примет внешний вид того, что боится один из нас. Поэтому с боггартом лучше сражаться вдвоем, втроем, вообще, чем вас больше, тем лучше. Он сразу теряется, не может выбрать, в кого ему превратиться. В безголового мертвеца или огромного плотоядного слизняка? Заклинание против боггарта простое, нужно только одно: хорошенько сосредоточиться. Лучшее оружие против него — смех. Превратите его во что-нибудь смешное и рассмейтесь, он тут же исчезнет. Сперва поучим заклинание без волшебных палочек. Повторяйте за мной: ридикулус!

Ученики наперебой загомонили, а Гарри почувствовал, как Драко тянет его за мантию и пытается задвинуть за спину. Жест, привычный еще с прошлого года. Гарри тяжело вздохнул и подчинился, а в следующий момент почувствовал, как по запястью прошлись чужие холодные пальцы. Стало чуть легче — прикосновения Драко действовали на него успокаивающе.

— Итак, кто осмелится посмотреть на свой самый большой страх первым?

Желающих предсказуемо не нашлось и Люпину пришлось брать дело в свои руки.

— Мистер Лонгботтом, прошу вас.

Невилл нехотя вышел вперед и опасливо посмотрел на внушительных размеров шкаф.

— Просто держите палочку покрепче, Лонгботтом, и думайте о чем-нибудь смешном.

Тот неуверенно кивнул и попытался принять воинственный вид. Слизеринцы, естественно захихикали, но промолчали. Не иначе как чудом заставив себя удержаться от едких комментариев — никому не хотелось терять баллы в самом начале года.

Боггарт Лонгботтома заставил всех замолчать — из шкафа буквально выплыл мрачный Снейп в развевающейся мантии. Даже слизеринцы, привыкшие к своему суровому декану, замерли и отошли на шаг. Наверняка многие вспомнили о ненаписанном эссе.

— Ну же, Лонгботтом, — поторопил его Люпин. — Ридикулус и смех.

Невилл зажмурился прежде чем взмахнуть палочкой и произнести заклинание, а в следующий миг на месте Снейпа появился… Снейп в с дамской сумочкой в руках и шляпой в виде чучела грифа.

Класс грохнул от смеха и боггарт растворился в воздухе. Гарри подумал, что отцу лучше не знать о случившемся — иначе Невилл в полной мере испытает на своей шкуре силу сарказма профессора Снейпа. Ну и испортит ему учебный год так, что ни одному боггарту не снилось.

После Невилла укрощать свои страхи принялись остальные студенты. У кого-то получалось лучше, у кого-то хуже. Когда очередь дошла до Уизли, Гарри чуть вышел вперед — ему хотелось посмотреть, чего боится главный смельчак Гриффиндора.

Зря он это сделал.

Боггартом Рона оказался огромных размеров паук при виде которого вздрогнули все. Двигаясь на своих огромных мохнатых лапах он в мгновение ока оказался рядом с Уизли. Очевидно, ничего смешного в голову того не шло и Рон метнулся в сторону, как раз туда, где стояли Драко и Гарри. Паук последовал за ним и вдруг остановился, посмотрел своими многочисленными глазами на Гарри и Драко и вдруг сменил свой внешний вид. Теперь вместо уродливого насекомого на учеников смотрел василиск, скаля огромные зубы. Рядом с его змеиным туловищем лежал сам Гарри, весь в крови и очевидно, же мертвый. Гарри похолодел — мигом вспомнился прошлый год и ужасные ядовитые клыки в своей руке. И понял — это не только его страх, а Драко, которого сейчас буквально парализовало. Палочка легла в левую руку сама собой, а Гарри, всеми силами стараясь придумать, что смешного может быть в огромной змее, зажмурился и крикнул громко:

— Ридикулус!

Разумеется, действия никакого его попытка колдовать не возымела. Драко вдруг дернул Гарри на себя, отвернулся от ненастоящего василиска и крепко обнял. Щекой Гарри ощутил, как тот плачет.

— Профессор, сделайте что-нибудь, — завизжала одна из девчонок, и заклинание прозвучало еще раз, теперь уже голосом Люпина. Все, что смог увидеть Гарри, это взмывший под потолок кабинета белый воздушный шарик.

— Не пущу, никогда больше… не пущу, — Гарри услышал над ухом сорванный шепот.

— Я знаю, — отозвался он, обхватывая талию Драко и крепко прижимая к себе в ответ. — Все хорошо.

Ничего хорошего, на самом деле. Страх Драко вовсе не то же самое, что чувство Невилла или Рона. Это самый настоящий ужас, за него в первую очередь. Никогда еще Гарри не чувствовал себя так отвратительно, никогда на самом деле не понимал, как боится за него Драко, последние полгода старательно строивший из себя оптимиста. А потому он продолжал сжимать в пальцах чужую мантию, совершенно забыв о том, что на них смотрит целый класс. И если слизеринцам хватало ума и сочувствия (вот ведь парадокс!), чтобы молчать, то с гриффиндорцами все было куда хуже.

Со стороны его факультета раздались смешки. Наверняка с подачи Рона, который успел отойти от зрелища в виде паука. Еще бы — василиск и окровавленное тело Гарри наверняка затмили все предыдущие образы.

— Думаю, урок окончен, — попытался прекратить все это Люпин. Куда там — Уизли явно понесло, как и Финнигана с Томасом, по которым Малфой проходился чаще всего. Девчонки молчали, но Гарри показалось, что он различил хихиканье Браун

— Ну надо же, Малфой, какие у тебя фантазии. Так боишься за Поттера.. Никак влюбился?

Это было мерзко. Даже для Уизли, которого Гарри и так не считал приятным человеком. Нет, возможно он не был по-настоящему плохим, и в любой другой ситуации Гарри, быть может, даже посмеялся бы вместе с ним, а Драко наверняка послал бы треплющего лишнее Рона в нецензурные дали. Сейчас же хотелось только вырвать гнилой язык Уизли и скормить его Хагридову псу.

Гарри попытался аккуратно отстранить от себя Драко, чтобы сообщить Уизли все, что думает о нем, когда их вдруг загородили Крэбб и Гойл.

— Думай, кого треплешь, Уизел, — проговорил Крэбб, демонстрируя внушительные кулаки.

— Так все, — вмешался снова Люпин, которому вся эта свара в класее была нужна как гиппогрифу волшебная палочка. — Все свободны. Мистер Крэбб, мистер Гойл, проводите мистера Малфоя в слизеринские общежития. Мистер Поттер…

— Прошу прощения, профессор, — встряла Панси, — но думаю, Поттеру лучше пойти с нами.

— Да-да, пусть утешит своего Малфойчика, — хмыкнул Рон, видимо, решивший, что теперь он в безопасности.

— Минус двадцать очков с Гриффиндора, — припечатал Люпин, — за потрясающие воображение невоспитанность и бесчувствие. Хорошо мисс Паркинсон. Я сообщу декану Гриффиндора, что Гарри останется у вас до вечера.

— Он теперь навсегда там останется, — возразила Паркинсон. — Золотого мальчика стоит держать подальше от всяких хамов, если Грифифндор не желает обзавестисть еще одним призраком.

— Это не вам решать, мисс Паркинсон, — покачал головой Люпин, одарив сердитым взглядом Панси и махнул рукой на дверь — Идите.

Гарри почувствовал, как его аккуратно оттаскивают от Драко, продолжающего цепляться за его мантию. Над ухом раздался шепот Паркинсон:

— В комнатах наобнимаетесь. Идемте уже, ну. Драко!..

К счастью, Малфой послушался, но руки Гарри так и не выпустил, продолжая сжимать пальцы. Глаза его были чуть покрасневшими, на щеках подсыхали дорожки слез. И только когда они вышли наконец из злополучного кабинета, он смог собраться и принять более привычный вид нахохлившеглся аристократа:

— Зато Гарри теперь с нами, — проговорил он.

Панси, шедшая рядом, усмехнулась:

— С вас обоих по огромной коробке конфет.

— За Поттера — все, что захочешь, — слизеринцы совершенно неприлично заржали, а Гарри почувствовал, как на душе становится чуть легче. И плевать, что там думает старый маразматик в цветастом колпаке.

@темы: Фанфики, Под пламенем свечи, Не нервничайте - слэш, ГП, Suchtig, Schwuchtel und Suchtig, 18+

URL
Комментарии
2017-11-06 в 21:48 

Irsana, ещё не читала, терпеливо жду окончания, но вопрос созрел, а где 9-я глава?:hi:

2017-11-06 в 22:27 

Irsana
Злая сучка некроотдела(с)
evgeniy28, все в фикбуке должно быть)тут могла пропустить)

URL
2017-11-06 в 22:27 

Irsana
Злая сучка некроотдела(с)
evgeniy28, все в фикбуке должно быть)тут могла пропустить)

URL
2017-11-06 в 22:29 

Спасибо, все нашлось. Подписалась на продолжение на фикбуке. Жду.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Диагноз: СЛЭШЕФРЕНИЯ

главная