Irsana
Злая сучка некроотдела(с)
Пока некропидоры вынужденно были на выходном, написалась глава фичка. Ну точнее полглавы, зато с еблей)

Название: Роза для шпиона
Авторы: Lanfir777, Irsana
Беты (редакторы): R.Jabberwocky
Фэндом: The Elder Scrolls V: Skyrim
Основные персонажи: Сангвин (Сэм Гевен), Карджо, Маркурио, Ульфрик Буревестник, Ондолемар, Бриньольф, Балгруф (ярл), Айрилет
Пэйринг или персонажи: 2 НМП
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Слэш (яой), Экшн (action), AU
Предупреждения: OOC, Групповой секс, ОМП, Кинк
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе
Описание:
Путешествие мое началось там, где едва не оборвалась жизнь. Наверное, после всего этого мне следовало бежать, сверкая пятками в чужих сапогах, в сторону уютного и теплого Сиродиила, но я продолжил свой поход на север. И, как ни странно, несмотря на жуткий холод этой страны, путешествие это оказалось жарким и насыщенным. Во всех смыслах этих слов.

Примечания авторов:
1. Частичное пренебрежение каноном (довакин если и есть, то наши герои с ним не знакомы), в связи с чем АУшность по мере повествования постепенно возрастает.
2. ООС некоторых игровых персонажей, хотя большую часть характеров мы постарались сохранить.
3. Секса будет много, графичного и нет. Гета больше, чем слэша, будьте готовы к этому. Да, не обласканными останутся только ящерки).
4. Авторы в описаниях персонажей ориентируются на свои версии игры со всеми установленными модами, так что наше видение того или иного персонажа может несколько отличаться от каноничного (моды на шкурки это как пластическая операция, щелкнул пальцами и все красавцы).

Глава 7Пока Элисрим наводил нужные связи в преступном мире, Асвард решил заняться делами более пристойными, а точнее — навестить местного ярла, Лайлу. Замок, в котором располагалась ее резиденция, носил название Миствейл и располагался рядом с храмом Мары. Крепость не выглядела слишком большой и, как и все в этом городе была несколько обшарпанной, хотя и сохранила следы былого величия. Разве что треснувший щит со скрещенными кинжалами, гербом холда, совсем уж портил вид. Поднявшись по небольшой лестнице, Асвард остановился у высоких дверей и перекинувшись парой со слов со стражей, которая выглядела в целом приличнее чем та, что стояла у входа в сам город, вошел в крепость. Как он и предполагал, тронный зал был не слишком большим, не чета оному в Драконьем Пределе. Впрочем, Вайтран вообще был куда более приятным местом, чем весь Рифтен, несмотря на местные пейзажи. Покрытые лишайником пустоши и болота были как-то… искреннее, на взгляд Асварда. Да и бандитам меньше мест для укрытий чем тут, за многочисленными деревьями и кустарниками. В конце зала на небольшом троне восседала сама Лайла, беседовавшая с высокой эльфийкой, до Асварда донеслось что-то про “особый экипаж на всякий случай”. Решив не тянуть и представиться сразу ярлу Рифтена, Асвард направился к трону, когда путь ему преградил широкоплечий норд в эльфийских доспехах. Довольно необычное зрелище, если учесть, что все коренные жители Скайрима терпеть не могли все эльфийское, и считали их оружие и доспехи бесполезными побяркушками.

— Как хускарл ярла Лайлы я прошу держаться от нее на почтительном расстоянии. На жизнь ярла уже было несколько покушений, так что тут не слишком рады чужакам, — на лице его застыло весьма свирепое выражение, вот только на Асварда подобное не действовало уже очень давно. На своем веку он повидал немало как солдат, так и головорезов, с которыми приходилось и драться и сговариваться. Хускарл же производил впечатление как раз такого бандита, разве что банда его имела название. Не нужно было даже спрашивать, чтобы понять — он был ярым сторонником Братьев Бури, несмотря на доспехи.

— О, неужели я произвожу впечатление шпиона или убийцы? — улыблнулся Асвард. — Меня зовут Асвард Дикая Кровь, я тан Вайтрана, прибыл в Рифтен по личным делам.

— И что же нужно в Рифтене тану другого владения? Если ты пришел беседовать о пользе Империи, то ты не по адресу. Ярл и все жители Рифтена поддерживают Ульфрика, истинного героя, который взял Империю за глотку.

Асвард едва сдержался, чтобы не скривиться. Он уже слышал подобные разговоры и считал их полной чушью. Неужели людям настолько не доставало мозгов, чтобы понять — Скайрим без Империи не имеет никаких шансов противостоять Альдмерскому Доминиону, а в том что эльфы мечтают подмять под себя эти земли сомнений не было.

— Я пришел всего лишь засвидетельствовать свое почтение. В вашем городе я по личным делам и трепать о них кому бы то ни стало не намерен. Если ярл Лайла сочтет нужным что-либо узнать у меня, тогда я возможно раскрою свои намерения.

Асвард не был уверен, что ответ понравился хускарлу ярла, но в конце концов он пропустил его к трону.

— Добро пожаловать в Рифтен, тан.

— Рад знакомству с вами, ярл Лайла, до меня доходили слухи о вашей мудрости и доброте. Во время своего путешествия по Рифту я успел узнать, насколько сильно жители владения любят вас, — почтительно поклонившись, проговорил Асвард. Он понимал, что слова звучат неприкрытой лестью, тем более, когда ярл наверняка в курсе, что о ней думают на самом деле. Но именно лесть и раболепие больше всего почитались в кругах власть имущих. Ярл Балгруф был скорее исключением из правил и любил, когда с ним разговаривали прямо и по делу.

— Чем обязаны вашему присутствию здесь?

— О, в Рифтен я приехал по личным делам, да и разве не достойная цель взглянуть на одно из самых древних и прекрасных владений Скайрима?

— К сожалению, Рифтен сейчас не самое благополучное место. Нас окружают войска Империи, кругом война и кровь, а в самом городе расцветает преступность. Все силы уходят на войну, многие покинули город, чтобы встать на сторону Ульфрика.

В голосе ее послышалось благоговение и бесконечная преданность, и Асвард понял, что встал на верный путь. Главное теперь, не сказать лишнего, все же в политических интригах он был не слишком силен.

— А что вы думаете об Ульфрике?

— Я считаю, что цели Ульфрика достойны. Он и братья бури собираются выдворить войска империи из Скайрима и признать Конкордат Белого золота недействительным на наших землях. Многие взяли в руки оружие и отдали жизнь ради этих целей, боюсь еще долго эта земля будет пропитана кровью. Тебе, конечно, известно о великой войне между имперцами и эльфами именующими себя Альдмерским Доминионом? — Асвард кивнул, хотя не видел смысла в этом вопросе — о войне знали все. — Эта война окончилась подписанием Конкордата Белого золота. Нам говорили что этот договор плата за мир и стабильность в империи. Одним из условий договора стал запрет на поклонение Талосу. Для многих это было оскорблением. В их глазах империя стала недостойной поддержки. Так появились Братья бури.

В ответ на ее слова Асвард кивал, усердно делая вид, что согласен с ее выводами. С Лайлой все было понятно, вряд ли получится переубедить ее. Если уж женщина, столько лет успешно просидевшая на троне, несмотря на покушения и расцвет преступности в городе, поклонялась этим бандитам из Виндхельма, то вряд ли стоило брать ее в расчет как возможную соратницу Балгруфа. Она беспокоилась только о своем благе, независимо от того, что она рассказывала окружающим. Картина вырисовывалась не слишком удачная — весь Миствейл поддерживал политику Лайлы, а единственная, кто могла сейчас занять трон вместо нее, Мавен Черный Вереск, не устраивала даже саму Империю, которую она якобы поддерживала. Асвард решил перевести разговор в более безопасное в плане политики русло. Быть может, все же удастся сделать так, что Лайла останется у него в должниках и рано или поздно начнет прислушиваться.

— Вы знаете, что в вашем порту процветает торговля скуумой? — поинтересовался он, когда ярл закончила восхвалять Ульфрика Буревестника.

— До меня доходили эти слухи, но к сожалению, мы ничего не можем поделать с этим Сартисом. Всякий раз он ускользает от нас. Если бы кто-то, кого он не успел еще подкупить, смог бы помочь…

— Возможно я мог бы решить вашу проблему, сейчас идет война и город не должен распадаться изнутри только потому, что никому не достает силы остановить обнаглевшего дельца, уверенного в своей безнаказанности потому, что кто-то из купленных Гильдией или кем-то другим стражей, прикрывает его зад.

— Мы все хотим предать их справедливому суду. Мавен Черный Вереск уверяет, что все они получат по заслугам, она одна из самых влиятельных людей в городе и обещала лично проследить чтобы их отправили под замок.

От такого заверения Асварду стало смешно, но он постарался сдержаться. Лайла только разговорилась, вот уж кто легко делится информацией с первым встречным, и нельзя было все испортить внезапным смехом. Тем временем ярл Рифтена подолжала.

— К несчастью, отлавливать их нелегко, но я верю — Мавен не успокоится, пока не избавит город от этой напасти.

Асварду было интересно как она с такими незамутненными взглядами на происходящее умудрялась все еще сидеть на троне.

— В последнее время все силы уходят на борьбу с этими нелепыми слухами, о продажности в замке, — посетовала Ануриэль, молчавшая до этого момента. — Кое кто болтает, будто ярл и пальцем не шевельнет ради города, что тут все насквозь прогнило и всем заправляет семейка Черный Вереск. Уверяю тебя, это злостная ложь. Мы полностью все контролируем. Даже Гильдия воров не такая уж и угроза, всего лишь шайка мерзавцев, на которую не стоит тратить ресурсы, которые могут пригодиться в этой войне.

— Я бы не стал недооценивать Гильдию. Крысы прогрызают ходы в подвале и вроде никак не мешают жить, но однажды ходов станет так много, что может рухнуть весь дом.

— Ты прав. Иди и поставь капкан хотя бы на одну известную нам крысу, — Лайла махнула рукой, показывая, что разговор окончен.

Асварду не оставалось ничего иного как пойти на выход. Столь внезапное окончание разговора его ничуть не расстроило, наоборот он был несказанно рад перестать притворяться. Казалось, еще немного, и он выскажет ярлу в лицо все, что думает о ее глупости. В дверях он почти столкнулся с красивым молодым нордом. В его чертах лица легко угадывалось семейное сходство с Лайлой, видимо это был один из ее сыновей. Увидев Асварда, он с вызовом поинтересовался:

— На чьей ты стороне в этой войне?

— Цель Ульфрика можно назвать достойными, — Асвард осторожно повторил вдохновенную речь Лайлы. Судя по всему, его ответ понравился сыну ярла, и он решил забросить еще одну удочку. — Империя не имеет право указывать как нам жить, — продолжил он, предпочтя эдакую полуправду. Молодой норд был настроен слишком уж решительно, а стычки с сыном ярла Асварду были ни к чему.

— Если бы мой братец, Серлунд, взял верх мы бы уже развешивали здесь повсюду имперские флаги, — он скривился. — Представляешь, этот придурок готов на всю площадь вопить о своей любви к Империи. Он считает, что нам надо не обороняться, а встречать их с распростертыми объятьями. Вести переговоры, — он захохотал. — Переговоры! А не проливать их кровь, защищая свой дом. Серлунд — предатель, ясно как дважды два. Ну бывай.

Норд посторонился, пропуская Асварда наружу, чему тот был только рад. Политические игры всегда утомляли его сильнее любой драки. Крайне сильно захотелось сейчас пропустить кружку другую приличного меда, желательно не с местной медоварни. От одного названия “Черный вереск” у Асварда уже начиналось несварение. Слишком уж часто он слышал эту фамилию за последние сутки.

Он уже собирался быстренько покинуть территорию замка и даже спустился на пару ступеней вниз, когда заметил краем глаза знакомую белобрысую шевелюру из-под которой выглядывал угол не менее знакомого древнего лука. Подойдя поближе, он рассмотрел с кем беседовал эльф. Как оказалось его собеседником был младший сын Лайлы. Прямо на его глазах Серлунд увел босмера в укромный уголок. Вот уж кто точно времени не терял! Неужели отпрыск ярла так просто повелся на смазливую эльфячью мордашку? Оказалось не совсем. Эти двое просто о чем-то шушукались, хотя Асвард заметил попытки Элисрима заигрывать. Он наблюдал за парочкой, пока его спутник не собрался уходить, видимо так и не добившись взаимности.

***


После того, как Бриньольф ушел, я посчитал нужным найти своего спутника и отправился к крепости. В саму резиденцию ярла меня без веской причины, конечно, никто не пустит, но побродить вокруг в ожидании Асварда я мог. Как я и думал, стоило мне приблизиться к широким дверям, как стражники преградили мне путь и я не счёл ничего лучшего, как свернуть влево, будто туда и шел. Там, куда я свернул оказалась небольшая крытая терраса с лавками и столами, а следом за ней большой утоптанный дворик с чем-то вроде тренировочной площадки. В дальнем конце двора виднелось несколько потрепанных манекенов, а в больших нишах в стене, окружающей крепость, стояли мишени. В одну из них метал небольшие ножи богато одетый молодой норд. Типичная для всех представителей этой расы растительность на лице была настолько коротенькой, выделялась разве что тоненькая полоска усиков на манер имперских, что создавало впечатление, будто передо мной совсем юнец. Заметив меня, он скривил симпатичное, в общем-то лицо.

— Что, тоже пришел насмехаться надо мной? — он с остервенением швырнул зажатый в руке ножик в мишень и, ожидаемого промахнулся. — Это Харальд прислал тебя?

— С чего мне насмехаться над тобой? Я тебя даже не знаю, — я пожал плечами.

— Тогда, что ты здесь делаешь?

— Жду друга, он сейчас разговаривает с ярлом.

— Очередной фанатик Ульфрика и его безумных идей, готовый убить родного брата, лишь бы скампов узурпатор был доволен? — он презрительно сплюнул и пошел в сторону, показывая, что разговор окончен. Но меня такое завершение не устраивало.

— Вообще-то нет, — я схватил проходящего мимо норда за руку, останавливая и разворачивая к себе. — Так что такого ты сделал этому Харальду, что ты ждешь насмешек от незнакомца?

Он вырвал руку из моей хватки, но остался стоять на месте с интересом глядя мне в лицо.

— Я сделал то, — начал он с вызовом, — на что никто в этом кровью пропитанном доме войны не решался. Встал и высказал все, что думаю. Я осмелился сказать правду об Империи и о лжи, которую распространяет Ульфрик — вождь Братьев бури. После этого мать лишила меня наследства и заперла здесь как обычного преступника, а брат от меня отрекся.

— Здравая мысль, жаль, что такой красивый край весь во власти мятежников.

— Тсс, — он зашипел как рассерженный каджит и потянул меня в дальний конец двора, туда, где никого не было.— Думай, что говоришь, тут далеко не каждый простит тебе слово мятеж. Моя мать слепо верит всем сказкам Ульфрика про народное благо и освобождение Скайрима, и я жив только потому, что уродился сыном ярла. Тебя, в случае чего, жалеть никто не станет, — он горько вздохнул и я не счел ничего лучше, как успокаивающе погладить его руку, накрыв чужую ладонь на моем запястье своей. — Жаль, что моя семья не понимает очевидного — Ульфрика интересует лишь Ульфрик. Он сам себя провозгласил будущим верховным королем Скайрима и растопчет любого, кто встанет у него на пути.

— Я наслышан, что он поднял это восстание против тех, кто хотел извести поклонение Талосу…

— Да, и сделал это своим боевым кличем. Может это и благая цель, но сам он обманщик. Им движет только желание захватить трон.

— Мне нравятся твои речи, может поболтаем еще? За кружечкой эля и без лишних глаз, — я указал взглядом на замерших в отдалении стражей, следящих за нашей беседой.

Моя рука скользнула вверх по его предплечью. При этом я смотрел ему прямо в глаза. Ярлов сынок был мне симпатичен не только внешне, но и своими здравыми рассуждениями. Ему бы немного терпения и поменьше высокомерия, свойственного балованным детям знатных особ.

— Как на счет встретиться вечером? — продолжал напирать я. Было видно, что идея ему интересна, но соглашаться он не хочет. То ли потому, что я чужак, то ли в силу своего положения. С сожалением, я выпустил его руку и отступил назад. — Если надумаешь, пошли весточку в “Пчелу и жало”, меня зовут…

— Элисрим!

Я обернулся, на террасе стоял Асвард и призывно махал мне рукой, как уж он нас тут заметил не знаю, может увидел еще когда норд уводил меня от мишеней, а может у него на меня повешен магический маячок. Слишком многое зависит от нашей с ним поездки, так что с него станется.

Помахав своему собеседнику на прощание, я отправился навстречу Асварду. Судя по его недовольному взгляду, разговор с ярлом Рифтена не задался. Я видел на суровом нордском лице ярую решимость напиться как можно скорее. В целом это его стремления я разделял. Завтра мне нужно будет отправиться в Крысиную нору, посмотреть на Гильдию изнутри и выполнить очередное задание. А сегодня я хочу веселиться, кто знает, как повернется моя жизнь завтра.

— Ну, и каков ярлов двор изнутри? — поинтересовался я, едва мы покинули территорию замка.

— Гадюшник, каких поискать, — отозвался Асвард. — Понять не могу, чего от меня ждет Айрилет, все они поют одну и ту же песню о достойном и великом Ульфрике.

— Не все. Ярлов сын говорил мне вполне здравые вещи и Ульфрика если не ненавидит, так презирает точно. Правда, молод еще и спеси в нем пока много, обломать бы его немного, глядишь выйдет достойной заменой.

— Замена должна быть такой, чтобы радовался трону Рифтена, а не захотел занять Синий дворец. Вот что, поболтай как-нибудь с этим Серлундом, кажется его так зовут. Вы, вроде бы, нашли общий язык, — на этих словах Асвард недвусмысленно хмыкнул.

— Я пока не уверен, — в конце-концов никаких обещаний мне этот Серлунд не давал. — А что будем делать сейчас?

Асвард помолчал немного, видимо обдумывал какую-то мысль, и наконец сказал:

— Есть одна идея. Но не здесь. И сначала надо бы поболтать с этой Мавен, вдруг она не настолько плоха, как расписывают местные жители.

Вот в этом я сильно сомневался, уж слишком похожи были мнения разных людей о ней. Возник другой вопрос — насколько все плохо было с местным ярлом, что мой друг норд собирался присмотреться к той, о которой мы еще не слышали ни одного хорошего слова.

У самого входа в “Пчелу и жало” мы столкнулись с выходившей оттуда Мьол в сопровождении этого ее мальчишки, Эйрина. Она приветственно кивнула Асварду и собиралась продолжить свой путь, когда тот поймал ее под локоток и потянул чуть в сторону. А я предпочел побеседовать с мальчишкой, больно уж симпатичным он был, а еще слишком восторженным для этого насквозь прогнившего города, и забавно смутился, когда я намекнул ему об этом. Впрочем, он не отказал составить мне компанию вечером в таверне. Даже если мой друг норд встретит сегодня своего мажонка, у меня будет возможность провести вечер не в одиночестве. Ну, а если все же не встретит, что ж, думаю он меня поймет.

О чем Асвард спросил Мьол, я, естественно, не расслышал, но вернувшись, он сразу потащил меня в таверну. В “Пчеле и жале” было многолюдно, да и неудивительно — куда еще идти после целого дня на рынке, работы в порту или после удачного разрешения не самых честных делишек. Мой взгляд сразу же упал на вчерашнюю красотку-нордку, которая подпирала спиной деревянную опору и отшивала всех, кто пытался с ней заговорить. Что она здесь делала, если не собиралась ни с кем общаться и распивать местный мед, я не понимал, но и интересоваться не собирался, уж слишком грозный взгляд был у девицы. Да и кинжал на поясе не слишком располагал к общению, что-то подсказывало мне, что пожелай она пустить его в ход, вряд ли кто-то станет меня защищать. Ну кроме Асварда разумеется, а там и до срыва всех планов недалеко. Я расстроенно вздохнул — как-то не складывалось у меня с нордками в Скайриме.

Судя по всему, того самого мажонка, по которому сох Асвард, в зале не было, по крайней мере никого похожего на имперца в зале я не заметил. Правда хорошо осмотреться мне и не дали, сразу поведя на верхний этаж. Видимо, Мьол сказала ему, что Мавен Черный Вереск обитает там.
Эту женщину трудно было пропустить, уж слишком выделялась она в своем дорогом одеянии на фоне обшарпанных стен. Мавен расположилась в углу, за небольшим столиком и писала что-то на новеньком пергаменте.

— Мавен Черный Вереск? — Асвард обратился к ней сразу же, стоило только подойти. Я не был уверен, что это хорошая идея, как по мне, лучше бы для начала приглядеться к ней издалека, а не бросаться на амбразуры. Оставалось только надеяться, что норд знает, что делает.

— А вы, должно быть, тот самый тан Вайтрана, — не утруждая себя даже кивком, сказала она. — До меня дошли слухи, что вы прибыли в город. Чем обязаны визиту?

Говорила он спокойно и даже вежливо, но высокомерие и властность в голосе были более чем заметными.

— Не думаю, что цель моего визита может быть хоть сколько-нибудь интересной такой женщине, как вы, — улыбнулся Асвард и присел напротив нее. Я остался стоять, облокотившись спиной о стену.

— И все же, ярл Лайла сочла вас достаточно интересным, чтобы побеседовать.

— Быстро же тут расходятся слухи, — наигранно посетовал норд, хотя вряд ли он сомневался, что у самой влиятельной семьи в городе нет ушей. Уж тем более во дворце.

Мавен кивнула и даже улыбнулась, хотя улыбка ее была колкой и неприятной.

— В этом городе все подчиняются мне, даже если думают, что это не так.

— Об этом я тоже наслышан, но не был уверен насколько правдивы слухи.

— Учитывая, что в Рифтене никто не смеет открыть рта без моего разрешения, слухи вряд ли можно назвать ложными.

Я едва заставил себя сдержаться и не скривиться. Если Асвард решит, что Мавен достойная кандидатура на трон ярла, я, пожалуй, воздержусь в дальнейшем от посещения Рифтена.

— Однако, хоть ярл и прислушивается к вашим словам, ее взгляды на политическую ситуацию в Скайриме отличаются от ваших. Разумеется, если слухи, дошедшие до меня столь же правдивы, как и те, что доходят до вас.

— Ой, да хватит ходить вокруг да около, нам всем прекрасно известно, что она даже душу готова продать за идеи Ульфрика, не говоря уже о городе.
Мавен удивленно воззрилась на меня, будто это столб вдруг с ней заговорил. Я тут же пожалел о том что вообще влез в разговор и прикусил язык.

— Какой наглый эльф… И это все, что мог предоставить Балгруф в качестве телохранителя для своего тана?

— О нет, — Асвард рассмеялся, — телохранитель мне не требуется. Все что я хочу, это выяснить насколько совпадают наши взгляды относительно присутствия Империи на этих землях.

***


— Итак, что ты теперь думаешь об этой Мавен? — поинтересовался я, когда мы спустились в общий зал и заняли столик в самом углу. — Она на стороне Империи...

— Нам с ней не по пути, — коротко сказал Асвард, но я прекрасно понял, что он имел ввиду. И не сказать, что был не согласен с ним. — Она только на одной стороне — на своей. А еще один кандидат на трон Синего дворца будет лишним.

— И как ты собираешься?.. — я повел руками, не желая озвучивать то, что было понято без объяснений.

— Есть одна идейка… Но давай не будем сейчас об этом, в этой таверне наверняка достаточно ушей. Предлагаю наконец сделать то, ради чего мы сюда пришли. — Эй, Тален-Джей, тащи сюда свое пойло, которое позабористей! Надо познакомить моего друга с шедеврами аргонианского виноделия.
Спустя какое-то время наш стол украсило несколько бутылок со странными цветными напитками. Откупорив одну из них, я принюхался: пахло мёдом и травками. Асвард выжидающе смотрел на меня, и я, решив, что травить норд меня бы не стал, сделал небольшой глоток. Горло приятно обволокло медовой текучестью, но вкус был ни с чем не сравним. Уже не волнуясь ни о чем я отхлебнул еще. Смесь трав и еще какие-то добавки создавали совершенно невозможный вкус, он таял на языке, проникал в каждую пору и, казалось, тек по жилам, даря успокоение и блаженство. Ощущение было великолепным и, не то, чтобы меня это слишком беспокоило, но все же я счел нужным уточнить:

— Ты уверен, что аргошки намешали свои напитки не на основе скуумы? Слишклм уж странно я себя ощущаю…

— Не переживай, друг мой эльф. Все совершенно безопасно, Маркурио в свое время проверял. — При упоминании своего мага, Асвард снова помрачнел и тут же присосался к бутылке. После пары глотков нахмуренные брови разгладились, а на лице норда появилась ленивая улыбка. — Думаю сегодня мы можем позволить себе немного расслабиться. Принеси-ка нам еще несколько особых бутылочек! — последнее от прокричал аргонианину за стойкой.

Тален-Джей подошел когда мы как раз уговорили первые бутылки с его напитками, не забывая шоркать лапами как все ящерицы и шипеть слова благодарности таким хорошим клиентам как мы. Он уже собирался уходить, когда я вспомнил обещание Асварда о том, что сегодня мы будем ночевать здесь.

— Подожди, приготовь нам еще комнату, думаю когда мы закончим, она нам пригодится.

— С-с-сколько кроватей долш-шно быть?

Ответить Асвард не успел — словно почувствовав что-то, он обернулся к двери, едва она открылась, и замер, мигом забыв и об аргонианине и обо мне. Пришлось тоже повернуть голову — стоило рассмотреть, что же так заинтересовало моего спутника. Я даже облегченно вздохнул, приметив на пороге таверны имперца в желтом одеянии, а не какого-нибудь стражника или наемного убийцу, явившегося по нашу душу. Судя по потерянному выражению лица норда это и был тот самый мажонок, которого он так желал и боялся встретить.

Маркурио оказался вовсе не смазливым мальчишкой, каковым я его успел представить, а вполне себе взрослым мужчиной, лишь немного моложе моего друга-норда. И, чего греха таить, красивым почти до неприличия — правильные черты лица, присущие всем имперцам, черные волосы, статная высокая фигура. Определенно, у Асварда был вкус. Но я почти всю жизнь провел в Имперском городе и пресытился подобным типажом. Тот же член гильдии воров с площади показался мне куда интереснее, чем холеный породистый маг.

— Кажется, кровать будет нужна только одна, — сообщил я Тален-Джею, на что тот понимающе хмыкнул и коротко кивнул, прежде чем отойти.

— А вот я бы не был так уверен, — Асвард вернул наконец свое внимание мне, правда, ненадолго. — Посиди тут, попробую поздороваться.
Участвовать в воссоединении влюбленных я не собирался, а потому просьбу посидеть воспринял как само собой разумеющееся. Наблюдать за чужими семейными разборками лучше издалека.

Маркурио, заметив моего друга, панически заозирался, и я почти уверился, что он сейчас даст деру. Но, к его чести, мои предположения не подтвердились. Взяв себя в руки, имперец шагнул навстречу Асварду и замер напротив, деловито подбоченившись. Имперцы, что с них взять — даже Скайрим с его грубоватой культурой не в состоянии изменить этих “дипломатов”.

— Асвард, — донесся до меня его голос, с явно напускной прохладцей, — какими судьбами в Рифтене?

— Если скажу, что соскучился по тебе, ты же не поверишь, — норд пытался говорить весело, хотя даже я видел, что он заметно нервничает. Почему — непонятно. Как на мой взгляд, вся их ссора не стоила и выеденного яйца, особенно со стороны этого Маркурио. И уж точно не стоила того, чтобы из уютного Вайтрана отправиться сначала в Винтерхолд, даже по рассказам место крайне негостеприимное, а затем в эту дыру, кишащую ворами и населенную людишками вроде семейки Черный Вереск.

— А должен?

— Ну, я действительно скучал.

— Но если бы не дела, ты бы сюда не приехал...

— Это ведь ты сбежал, помнишь? — Асвард выглядел не слишком довольным, хотя право слово, нечего было менять имперца-мага на Лидию. При моей нелюбви к жителям Сиродиила, Маркурио казался не в пример приличнее невзлюбившей меня нордки.

— Это ты ведь предпочел мне эту свою Лидию, — вполне ожидаемо парировал Маркурио.

— Да я ведь не хотел, чтобы ты пострадал, даэдра тебя побери! Это было слишком опасным заданием, чтобы брать тебя с собой. Лидия, конечно мне дорога, но я бы не стал лить слёзы, если бы она не вернулась со мной.

— Я что, похож на беззащитного подростка?!

Не сказать, что мне было неинтересно, чем закончится это милое представление, но оно грозило затянуться, а у меня были планы на этот вечер, да и пойло Тален-Джея было еще не до конца распробовано. К тому же, если Асвард окончательно разругается со своим имперцем, то ни о какой политике речь уже не будет идти. Он будет зализывать свое разбитое сердце, топить горе во хмелю, а мне в одиночку придется разбираться с заданием Айрилет — перспектива разжиться золотом и собственным домом манила.

— О боги, снимите уже номер! — не выдержал я.

Оба тут же повернулись ко мне с одинаковым выражением крайнего удивления на лицах. Правда Асвард быстро сообразил кто и что именно им сказал и теперь взглядом старался показать, какие кары меня ждут, если он дорвется до моей бренной тушки. Слава даэдра, что он не обладает ни малейшей крупицей магии, иначе от меня бы уже осталась кучка пепла. Магом был Маркурио, но на мое счастье он оказался куда более сообразительным и менее склонным к смертоубийству, потому что в следующий момент схватил Асварда за руку и, бросив несколько монет трактирщику, потащил его наверх.

— Все бы проблемы так просто решались, — проворчал я, оценивая оставшееся количество пойла. Кажется одному мне это все не осилить, благо что я заранее позаботился о продолжении вечера, если Эйрин, конечно, не передумает и все же придет.

Я уже допивал третью бутылку и всерьез подумывал о том, чтобы уйти спать, как напротив приземлился мьоловский мальчишка. С горящими румянцем щеками, пылающим взором и криво застегнутым кафтаном.

— Прости, что так долго, никак не мог отделаться от Мьол. Она благодарна мне и все такое, я ведь спас её. И она столько делает для этого города, я ведь уже говорил, но порой я устаю от её опеки, — сразу затараторил он. — Я еле выбрался из дома, так, чтобы она не увязалась за мной. Мьол считает, что этот город плохо влияет на меня. И ты не подумай, я ценю это, но порой я скучаю по времени, когда жил один.

Эйрин смущенно замер, видимо ожидая от меня какой-то реплики, но я был уже достаточно пьян, чтобы ввязываться в разговор об его подружке или кто она ему там, поэтому просто молча подтолкнул к нему одну из еще не начатых бутылок и наблюдал за меняющимся выражением на смазливом личике.

Легкое опьянение ему шло — бутылка еще не подошла к концу, а Эйрин уже выглядел расслабленным и вполне довольным жизнью. Правда, пришлось выслушать еще несколько жалоб на прогнивший насквозь (во всех смыслах) Рифтен, идеалистку Мьол, и полное отсутствие каких-либо развлечений, подходящих приличному человеку.

В процессе последнего диалога, я как бы невзначай, оправдываясь выпитым, предложил переместиться в мою комнату, где можно будет с комфортом разместиться, если меня вдруг смотрит сон, а так же обсудить все без лишних ушей. Эйрин легко согласился, найдя благодарного собеседника в моем лице: я слушал его трескотню, изредка отвечал и не пытался его ни в чем убедить, как это делала Мьол. А парнишке явно нужно было выговориться. Да и мне было нескучно. Поднимаясь, мы услышали недвусмысленные звуки, доносящиеся из ближайшей к лестнице комнаты. Видимо дела у Асварда с его магом шли неплохо. Эйрин мило покраснел, а мне пришла в голову идея.

— А как ты относишься к неприличным развлечениям? — поинтересовался я, кивая в сторону пройденной комнаты. Стены здесь были достаточно прочные и в том конце коридора, где находилась моя комната, звуки уже не были слышны, но Эйрин меня понял.

— Смотря что под ними подразумевается, — наконец выдал он, стараясь выглядеть деловито, но на деле вышло еще более двусмысленно, чем если бы он ответил отказом или согласием.

— Подразумевается более тесное знакомство, на более комфортной мебели, — не то чтобы я рассчитывал на продолжение вечера, когда приглашал имперца днем, но сейчас такое развитие событий показалось уместным. В конце концов Эйрин был достаточно симпатичным. Во всяком случае меня бы устроил любой исход.

Имперец покраснел еще сильнее и закусил губу, задумавшись над ответом. Хотя как по мне, проще темы для разговора люди и меры еще не придумали. Приблизившись и едва ли не прижимая его к двери, я погладил его по плечу, шее и быстро чмокнул возле уха, тут же отстранившись и уставившись на него в ожидании ответа.

— Хорошо, — наконец тихо отозвался Эйрин, потянувшись, чтобы обнять, но тискаться посреди коридора в мои планы не входило.

— Тогда прошу в мою комнату, — я услужливо открыл дверь и пропустил парня вперед, запирая за собой дверь и оставив ключ в замке. — Сбежать можешь в любой момент, если вдруг передумаешь.

Последняя бутылка аргонианского пойла заняла место на прикроватной тумбочке, мой мешок с вещами отправился под кровать, а сам я обернулся к растерянному имперцу и притянул его к себе за пояс, чтобы поцеловать. Даже забавно — босмер совращает молодого имперца. Эйрин сначала напряженно замер, почувствовав мои губы на своих — я даже чуть не усомнился, что правильно выбрал кандидатуру на вечер — но потом расслабился и ответил на поцелуй. Целовался он не слишком умело, видимо сказывался недостаток опыта, но умение с лихвой компенсировалось его отзывчивостью. Стоило мне погладить ладонью его пах, как он с тихим стоном подался бедрами навстречу. Стоит ли говорить, что кафтан на нем не задержался надолго? Эйрин сам потянулся к своему поясу, а потом и к моему, заставив всерьез задуматься над тем, часто ли Мьол допускает его до своего роскошного тела. Судя по всему — нечасто, да и если честно, сам бы я на его месте поостерегся подкатывать к ней с такими намеками. На кровать он уронил меня сам, но я тут же поменял нас местами и опустился на колени с намерением доставить Эйрину удовольствие — ему это явно необходимо.

Спустив с него штаны, я взял в руку еще мягкий член и сразу вобрал его в рот целиком. Хватило нескольких движений, чтобы он затвердел у меня во рту, лег на язык приятной тяжестью. Вскоре достоинство стало явно большего размера, чем мне было бы комфортно после такого количества выпитого, и мне пришлось выпустить часть. Я облизывал и посасывал налившийся ствол, с удовольствиям слушая лившиеся из груди Эрина стоны, пока парень сам не стал подаваться мне навстречу. Я выпустил изо рта его член, сменяя рукой и снова поглаживая. Эйрин недовольно замычал, но я заткнул ему рот долгим поцелуем.

- Хочешь большего? - зашептал я ему на ухо, оторвавшись от губ.

- Да-а, - выдохнул Эйрин, глядя на меня совершенно заполошными глазами.

- Тогда потерпи немного, я сейчас.

Пришлось спуститься с кровати, чтобы достать из своего мешка пузырек с маслом, припасенный как раз для такого случая и помочь Эйрину полностью раздеться. Мои вещи отправились на пол следом, а я, вновь улегшись рядом с парнем, повернул его набок и надавил ладонью на поясницу, заставляя прогнуться, чтобы иметь лучший доступ к крепким ягодицам. Согрев немного масла в ладони, по-быстрому растянул его, не забывая покрывать голые плечи поцелуями. На долгую подготовку выдержки уже не хватило - молодое горячее тело в моей постели слишком манило, чтобы я мог позволить себе долго возиться. Смазав напоследок и себя, я приставил изнывающую от желания головку к скользкому от масла входу и легонько надавил. Член входил туго и я даже поблагодарил богов, что как и всякий мер, не обладаю выдающимися размерами. Подхватив Эйрина под колено я приподнял его ногу, облегчая себе доступ и начал плавно двигаться. Поначалу морщившийся и замирающий от каждого легкого толчка, постепенно он расслабился и сам начал подаваться мне навстречу. От его отзывчивости кружилась голова, хотелось уже не целовать, а кусать его плечи, оставлять следы на тонкой коже. В какой-то миг мы сменили позу и теперь я смотрел в его раскрасневшееся лицо. Он кусал губы, старясь быть потише, волосы прилипли к мокрому лбу, а ресницы слиплись от слез, которые видимо были в самом начале, когда я только делал пробные толчки. Эйрин отчаянно цеплялся за мои плечи, сорванным голосом шептал мое имя и старался как можно сильнее насадиться на мой член. И от этого зрелища, от ощущения горячей, тесной плоти вокруг своего члена, от его стонов, я понял, что долго продержаться не смогу. Да и сам Эйрин уже едва держался, и в итоге, стоило мне накрыть ладонью его член, тут же излился себе на живот, утягивая в оргазм и меня.

Как вышло, что мы уснули в обнимку, не в силах подняться, чтобы хотя бы обтереться, я так и не понял. Но если честно, с горячим мальчишкой под боком этот вопрос интересовал меньше всего.

@темы: Фанфики, Роза для шпиона, Не нервничайте - слэш, Suchtig