Irsana
Злая сучка некроотдела(с)
Название: Презумпция вины
Фэндом: White Collar
Авторы: Anita Suchtig, Nessi
Бета: Chibik_Kawaii
Пейринг: Питер/Нил
Рейтинг: R
Жанр: детектив
Предупреждения: ООС
Размер: миди
Отказ от прав: не наше, не претендуем
Саммари: «Виновен, пока не доказано обратное», как бы это ни было оскорбительно для Кеффри, именно так про него думает большинство. И в первую очередь, бывший наставник Питера. Но главное, какое мнение по этому поводу у самого Питера Берка?



Часть 5.

Ночные бдения давно вошли в привычку, даже больше, именно в это время, когда в офисе оставались только самые загруженные агенты, работа продвигалась быстрее всего. Он перебирал документы, небольшими глотками отпивая еще не успевший остыть кофе, и пытался понять, что они упустили.
Визит Крамера стал неприятной неожиданностью, теперь можно было только гадать, когда дотошный следователь докопается до очередного псевдонима Кеффри. А значит, им нужно было поторопиться и разыскать настоящих преступников. В противном случае, Нилу придется несладко, как и самому Питеру, ведь он уже решил, что вытащит мошенника из этой передряги во что бы то ни стало.
Агент настолько погрузился в чтение, что пронзительная трель сотового заставила его вздрогнуть. Отметив незнакомый номер, Питер поднес трубку к уху и насторожено произнес:
- Питер Берк слушает.
- Галстук, ты должен срочно приехать к Нилу! – послышался в трубке голос Моззи.
- Что случилось, - тут же вскочил с кресла обеспокоенный Питер. - Что с ним?
- Что с ним?! Это ты меня спрашиваешь?! Приезжай и сам оценивай масштабы катастрофы! – прокричали с другого конца прежде, прежде чем послышались короткие гудки. Моззи был в своем репертуаре.
Раздраженно запихнув телефон в карман, Берк подхватил пиджак и выбежал из кабинета.
Ночная жизнь большого города была не менее оживленной, чем дневная, если судить по количеству машин на дорогах. Кто-то хотел поскорее попасть с работы домой, не обращая внимания на дорожные знаки, кто-то напротив, не торопясь пробирался по улицам Манхэттена, любуясь неоновыми вывесками. И пробки, пусть в меньшем количестве, по-прежнему затрудняли движение, крадя драгоценное время.
Питер нервно смотрел на часы, отсчитывая каждую неоправданно потраченную на дорогу минуту до тех пор, пока, наконец, не отказался возле дома Нила. Дверь открыла Джун, но Питеру было не до пустых разговоров. Торопливо поздоровавшись с женщиной, Берк быстрым шагом, едва не срывающимся на бег, направился наверх. К счастью, комната была не заперта, и агент без препятствий влетел внутрь, не забыв захлопнуть за собой дверь.
И каково же было его удивление, когда вместо одной из кровавых сцен, которые Питер успел нарисовать в своем воображении, он увидел Кеффри, сидящего на полу у дивана в обнимку с бутылкой виски. И, судя по состоянию бывшего мошенника, она была далеко не первой.
- О, Питер… - нетрезвым голосом проговорил тот. – Я уже и выпить не могу без твоего одобрения и контроля?
ФБРовец вместо ответа пересек комнату, по пути бросив пиджак на стул, и отобрал у Кеффри бутылку.
- В честь чего ты вообще решил напиться до невменяемого состояния?
- Крамер, - коротко ответил тот, даже не попытавшись слукавить или привычно отшутиться. – Он ведь уже приготовил камеру для меня?
Таким бывшего мошенника Берк видел лишь однажды, когда его накачали наркотиками в клинике. «Захочешь узнать правду у Нила Кеффри – напои его», - мысленно усмехнулся мужчина.
- Мы поймаем вора раньше, чем Крамер успеет найти что-то на тебя, - серьезно ответил Питер, садясь рядом с Нилом. Поняв, что тревога ложная, и Моззи переполошился из-за нескольких бутылок виски, агент расслабился и теперь смотрел на Кеффри с любопытством.
- Ему не нужно что-то искать. Наверняка в его списке я на первом месте, - опустив голову так, что темные волосы упали на глаза, проговорил консультант.
- В крайнем случае тебе снова придется убегать, пока я не докопаюсь до правды, - улыбнулся Берк, пытаясь хоть как-то отвлечь мошенника, - Просто так отступать... совсем не похоже на тебя. Да и алиби присутствует – нельзя не брать в расчет твой отпуск на Гавайях.
- Кто поверит бывшему мошеннику? – пьяно усмехнулся Кеффри и для убедительности помотал головой. – Не хочу больше убегать. От ФБР, от этого города… И от тебя… - сказав последнюю фразу, он потыкал пальцем в грудь Питера. – Это все ты. Я ведь мог уехать куда угодно. Во Францию. Или Италию. Там теплее. Но тут ты. И бюро.
- Неужели ты настолько привязался ко мне и бюро? - хмыкнул Питер, не придав словам консультанта особого значения, но отложив их в памяти… на всякий случай. И тут же продолжил, уже серьезно, - Я рад, что ты мне доверяешь. И сделаю все возможное для того, чтобы оправдать тебя... Надеюсь, у тебя больше нет тайн, связанных с этим делом?
Нил снова замотал головой, после чего уронил ее на плечо Берка и поерзал, устраиваясь удобнее.
- Привязался. С того момента, как протянул ту конфету. Помнишь, Питер? Ты был таким серьезным. Расспрашивал женщину из банка. Я ведь сразу понял, что рано или поздно ты поймаешь меня. Нужно было скрыться в толпе. Но я так хотел, чтобы ты улыбнулся.
Берк удивленно покосился на мошенника. Сентиментальный Нил, это нечто... И что-то подсказывало агенту, что пора бы отсюда смыться, последовав примеру Моззи.
- По-моему, ты пьян в стельку. Давай-ка я помогу тебе дойти до кровати.
Но Кеффри никак не отреагировал на слова ФБРовца, продолжая говорить:
- Я рад, что ты меня поймал. Знал, что именно ты придешь за мной. Застегнешь наручники. Никто, кроме тебя. Я бы не позволил, – запнувшись на последнем слове, консультант оторвался от разглядывания собственной обуви и посмотрел до невозможности честными глазами на Питера.
Берк нахмурился еще сильнее. Он впервые слышал подобные слова от Нила и раньше ему казалось, что подобное вообще невозможно, но видимо алкоголь действительно действовал на Кеффри самым худшим образом.
- Давай, Нил... Ты пойдешь спать, а утром встанешь, выпьешь что-нибудь от похмелья, и мы вместе подумаем над этим делом…- Питер перебросил руку мошенника через плечо и начал вставать.
Знай Берк, что произойдет в следующий момент, он наверняка предпочел бы оставить неугомонного авантюриста в прежнем положении, после чего ушел бы домой, для надежности заперев дверь с наружной стороны.
Знай это Нил, он выбросил бы из своей квартиры все запасы алкоголя и больше никогда не подпустил бы Питера к себе ближе, чем на расстояние вытянутой руки.
Но Нил был пьян, расслаблен, и последние крохи разума растворились в одурманивающем запахе, исходящем от сильного и такого надежного тела Берка. Иначе как объяснить то, что он, абсолютно не контролируя себя, порывисто обнял агента за шею и прижался к его губам в неловком поцелуе?
Не было шока, злости, страха… Поступок Нила поставил Питера в тупик. Какие бы авантюры консультант не затевал, все их можно было разложить по полочкам, рассчитать возможные варианты действий, но сейчас… Берк не понимал, что происходит. У него не было ни объяснений, ни возможных вариантов действий. Единственная спасительная мысль, зародившаяся в голове, была абсурдной, но агент ухватился за нее, как утопающий за соломинку. Ведь действительно могло оказаться так, что Нил просто не удержался на ногах и, как это обычно с ним бывает, попал в неловкую ситуацию. Пытаясь подтвердить свое предположение, попытался аккуратно отодвинуть мошенника, на что тот протестующее замычал и крепче вцепился в воротник рубашки.
Вариант о случайном совпадении отпал сам собой, в голове Берка закрутилась куча новых гипотез, вроде того что Нил упился до такого состояния, что ему уже без разницы, кого целовать или...это его реальное желание, которое в нормальном состоянии он бы никогда не продемонстрировал. В любом случае, ситуацию это не проясняло.
Нил, пользуясь бездействием агента, казалось решил забраться на него целиком и это несколько привело Берка в себя. Он слишком привык находить выход из любой ситуации, чтобы так просто поддаваться собственной растерянности. Прогнав непонятно откуда взявшееся оцепенение, Питер с силой оттолкнул от себя консультанта, удерживая за плечи и тряхнул, пытаясь привести в чувство.
- Всё, Нил, тебе пора спать, - с уверенностью, которой на самом деле не испытывал, заявил он, после чего утащил консультанта и уложил на кровать.
Растерянность, заглушенная привычным самоконтролем, никуда не делась, Питер чувствовал себя хуже некуда, до сих пор пытаясь разобраться в причинах произошедшего. Ведь не может же быть, чтобы консультант начал вести себя подобным образом просто так, на одном лишь влиянии алкоголя! Убедившись, что Нил не собирается вставать, он поспешил уйти. Ему было о чем подумать.

***
Несмотря на то, что на часах в гостиной было уже далеко за полночь, Элизабет до сих пор сидела в гостиной, удобно расположившись на диване, и читала книгу. Ей не спалось, но совсем не потому, что тревожило отсутствие дома мужа – за долгие годы семейной жизни она смирилась с мыслью, что ей всегда придется делить Питера с его работой. И Нилом. Что почти одно и то же, если вспомнить, сколько времени они проводят вместе. Кеффри и есть его работа, личная и самая долгая погоня, искусная головоломка и бесконечное приключение. Порой Элизабет задумывалась о том, как поступила бы другая женщина на ее месте, если бы узнала, что значит сам Питер для Нила. Отступила бы? Устроила скандал? Предъявила ультиматум?
Но Элизабет Берк не была нормальной женщиной в привычном смысле. В ее понимании любовь не может ограничиваться рамками закона и общественной морали, она должна быть выше банальной ревности. Любовь – это, прежде всего, безграничное доверие, уют и спокойствие, охрану которого можно возложить на плечи только одному человеку в своей жизни. И Эл прекрасно знала, что именно таким человеком она была для Питера.
Берк зашел домой и, достав бутылку пива из холодильника, ловким движением откупорил и сделал большой глоток, с усталым вздохом упав в кресло. Он даже не поприветствовал Элизабет, настолько был захвачен мыслями о странном поведении Кеффри.
- Что-то случилось? – тут же заботливо поинтересовалась она, отложив в сторону книгу. – Снова Нил, да?
- Я не могу понять, что с ним происходит, он странно вел себя сегодня, - нахмурившись, неопределенно повел плечами Берк, - хотя, может дело в том, что он был пьян...
- Что он натворил на этот раз?
- Ну... в общем, мне позвонил Моз, ничего не объяснив, навел панику и я поехал к Нилу, где и нашел его в невменяемом состоянии. А потом... он меня поцеловал. Сначала я подумал, что он по своей неуклюжести неудачно упал, но... - Питер красноречиво развел руками и сделал еще один глоток, - теперь пытаюсь понять, что это было.
- Вот как, - произнесла Элизабет, но в ее голосе не появилось и капли удивления. Да и чему удивляться? Тому, что муж вот так просто признался ей, что целовался с другим человеком? Или что Нил, наконец, сделал первый шаг, пусть и напившись до чертиков? – И много выпил Нил, прежде чем, наконец, решиться на это?
- Три бутылки виски, - на автомате ответил Берк и только потом зацепился за слово, показавшееся ему здесь неуместным, - Решился? Что ты имеешь в виду?
- О, Питер, ты лучший агент ФБР, изучающий каждую деталь, прежде чем поймать очередного гениального преступника. Но ты совершенно не разбираешься в человеческих чувствах, - Элизабет ласково улыбнулась, в ее глазах заплясали знакомые огоньки.
- Значит, ты понимаешь, что происходит? - тут же нетерпеливо подался вперед Берк, - Эл, не мучай меня, я уже успел выдумать больше десятка версий и ни одна из них не выдерживает критики.
- Милый, - брюнетка покачала головой, продолжая улыбаться наивности мужа. – Нил любит тебя. Или ты думаешь, что ему настолько нравится работа в бюро с его ста тысячами долларов в год?
- Конечно, он мне тоже дорог, но мне кажется, любит не вполне подходящее слово... Кстати, Нил сказал, что остался в бюро из-за меня, - вспомнил Берк.
- О боже, Питер! – не выдержала Элизабет. – Не заставляй меня оценивать психологическую подоплеку действий твоего ручного мошенника! Он любит тебя, любит настолько, что отказался от прелестей свободной жизни! Но если ты утверждаешь, что поцелуй был всего лишь случайностью, я жажду услышать, как все произошло.
- Мы расследуем новое дело, кража произведений искусства у семьи Каннингем, и судя по всему, Нила пытаются подставить. Плюс, его сильно расстроил приезд Крамера... - голос Питера звучал неуверенно, он все же понял, о чем говорит Элизабет, но осознать не мог. Нил его любит? Этот мошенник, доводящий его до помешательства своими выходками? Хотя, если подумать… тогда многое становилось понятным. Возможно, даже странное поведение Нила перед отъездом на Гавайи.
- Каннингем? – тут же перебила его Эл. – Ты случайно не про Эдварда Каннингема, которому прочат место в сенате и называют едва ли не будущим президентом Соединенных Штатов?
- Да, именно, - отрешенно отозвался Питер, до сих пор прокручивая в голове новые сведения, – ты знаешь что-то о нем?
- О нем все знают, - снова снисходительно усмехнулась Элизабет. – Любимец публики, человек, радеющий за благополучие жителей штата, участник нескольких благотворительных организаций… Еще знаю, что он лоббирует интересы английских инвесторов и в знак дружбы даже пообещал преподнести подарок Британскому музею в виде трех королевских золотых монет.
- Как интересно, - встрепенулся Питер, наконец уделив разговору должное внимание, - среди прочего, были похищены именно они.
Прищурившись, Берк глотнул пива, о котором успел забыть и продолжил. – Здесь что-то не чисто, уверен. Осталось только понять что, до тех пор, пока Крамер не нарыл на Нила что-то, о чем ему знать совсем не нужно.

Часть 6.

Протянув продавцу из ларька две долларовые купюры, Кеффри с удовольствием обхватил большой бумажный стаканчик с крепким кофе и сделал глоток, обжегший небо. Кофе не избавлял от похмелья, которым Нил мучился крайне редко, скорее привносил ясности в мысли, беспокойно кружившиеся вокруг вчерашнего вечера.
Он потерял самообладание. И волю. И гордость, кажется, тоже. Потому что другого объяснения своему поступку он найти так и не смог, как ни пытался. Нет, сначала Кеффри пробовал списать этот поцелуй на алкогольное опьянение и помутившийся рассудок. Даже успел обвинить во всем Крамера, так не вовремя появившегося в его жизни.
Вот только не Крамер толкнул его в объятия Берка, не он заставил Кеффри целовать своего начальника и бывшего куратора. Не он, а глупая, граничившая с безумием влюбленность, которую нужно было утопить в себе, спрятать, как можно глубже в глубинах сознания, чтобы даже детектор лжи не смог выдать эту тайну бывшего мошенника.
Когда утром он проснулся под оглушающую трель будильника, самым первым было желание сдохнуть. Вот так банально и грубо, вместо цивилизованного "умереть". И вовсе не из-за похмелья, болевшей головы или адского запаха перегара – лишь бы не входить больше в стеклянную дверь ставшего родным офиса и не видеть лиц людей во главе с Питером, перед которым ему наверняка станет стыдно.
Но у Кеффри не было приличных орудий для самоубийства, склонностью к суициду он никогда страдал, и вообще это было бы проявлением слабости. А быть слабым бывший мошенник не любил. Даже если в висок направлено дуло пистолета. Так что оставалось только в очередной раз подниматься с кровати, привести себя в порядок и снова идти на работу, стараясь избавиться от сравнения с гильотиной.
Открыв стеклянную дверь, Нил направился к своему месту и расположился за столом, тут же уткнувшись в какие-то отчеты, смысл которых даже не доходил до его сознания. Делать вид, что работает, у него получалось лучше всего.
Питер тоже не страдал хорошим настроением. Во-первых, он долго не мог уснуть, мучаясь высказанным Эл предположением, в которое верить категорически не хотелось, но приходилось. К тому же, рассмотрев новый факт со всех сторон, Питер вдруг озадачился еще одним вопросом. Когда именно Элизабет узнала о чувствах Нила? Питера до сих пор удивляла жена, которая относилась спокойно к тому, отчего иная могла подать на развод... И все же, его немного смущало спокойствие жены, более того, она отреагировала так, будто давно ждала от Нила подобного поступка.
Во-вторых, придя на работу, он сразу же заметил Крамера, расположившегося в его, Берка, кабинете. Поджав губы, Питер вошел в открытую дверь и с порога резко спросил:
- Занимаетесь расследованием с утра пораньше? Даже без кофе?
- Учитывая статус пострадавшего, тебе и твоим людям тоже стоило бы проявлять большую активность в расследовании этого преступления, - заметил вашингтонец в ответ, поднимаясь с кресла. – Но у тебя наверняка есть пара тройка версий, не так ли, Питти?
- Сильно сомневаюсь, что они вас интересуют, - отозвался Берк с раздражением, - вы ведь приехали не для расследования, а для поиска очередного надуманного дела, благодаря которому можно будет прижать Нила? Может, уже успокоитесь? За время его добровольного пребывания здесь, Кеффри ни разу не давал повода усомниться в себе.
- Преступник всегда остается преступником, Питер. Склонность к авантюризму у него в крови, это даже не вторая натура, скорее сродни наркотической зависимости. Сколько бы ты ни старался его прикрыть, как бы ни присматривал, однажды он захочет чего-то большего, чем нудная работа в отделе, ему станет скучно и твой мальчишка сорвется с места в поисках новой дозы.
- Это уже мои проблемы, - отрезал Берк, - а пока я намерен раскрыть дело.
- Нет, Питти, твоя проблема – он, - Крамер кивнул в сторону появившегося в офисе Нила. – И когда-нибудь ты вспомнишь мои слова, вот только, боюсь, будет слишком поздно.

Питер, поджав губы, смотрел на закрывшуюся дверь. Нил, конечно, одна большая, ходячая проблема, вечно попадает в неприятности, но... Берк уже не представлял, как могла сложиться его жизнь, не встреть он Кеффри в свое время. Да собственно, и не хотел.
Встряхнувшись и откинув излишние размышления, Берк позвал Дайану, Джонса и Нила к себе в кабинет. Пора было обсудить все, что они имели на данный момент.
При этом Питер старался не думать, как ему теперь вести себя с Нилом, но чего он точно не ожидал, так это увидеть донельзя мрачное выражение на лице консультанта. Более того, обычно дерзкий и вечно улыбающийся аферист теперь избегал смотреть на агента и вообще, старался держаться подальше.
Питер еще раз посмотрел на Нила и, поняв, что сейчас многого от мошенника все равно не добьется, повернулся к Диане:
- Дайана, что у нас по монетам? Информация о том, что их хотели принести в дар, подтвердилась?
Берриган кивнула и подтолкнула папку с данными о монетах к ФБРовцу.
- Согласно тому, что мне удалось узнать, эти монеты были выплавлены в присутствии самой королевы Виктории, их дизайн создавался по эскизам ее любимого придворного художника. Для британцев они бесценны, и если мы не раскроем это дело в ближайшее время, нас ждет международный скандал.
- Дело обретает все более интересный оборот, - хмыкнул Питер, - Нил, есть идеи?
Кеффри мало вслушивался в разговор Берка и Берриган, переключив все свое внимание на теннисный мячик, который он подбрасывал в воздухе. Он вообще не хотел сегодня видеться с Питером, слушать его, а уж тем более разговаривать. Ему нужно было время. Хоть немного, чтобы успокоиться, переварить и принять случившееся вчера, переключиться снова в режим привычного для всех обаятельного мошенника.
- Нил, - окликнули его еще раз, когда пауза затянулась.
- Сбыть их у вора не удастся, хранить не имеет смысла, а прятать где-либо опасно, - сухо проговорил Кеффри, не поворачивая головы.
- Ты бы их не взял, да? – немного нахмурившись, поинтересовался Питер на всякий случай.
- Нет, - голос Нила был довольно искренним. – Только если бы это не было заказом самого хозяина, в котором кража монет – главная цель, а все остальное не больше, чем декорации.
- Тогда возникает вопрос, зачем это понадобилось хозяину? - Питер, увлеченный делом, подошел к Нилу, побуждая тем самым активнее включиться в беседу.
- Передумал делиться, - пожал плечами тот так, будто с самого начала разрабатывал эту версию.
- Хм... приступ жадности? Хочет чахнуть над своим золотом? - усмехнулся Питер, - это будет тяжело проверить.
- Быть может, достаточно будет просто спросить? – на лице Берриган появилась недобрая усмешка. Вот уж у кого талант к допросам.
- На каком основании? Или хочешь поработать под прикрытием и вытянуть нужную информацию? - Питер повернулся к ней с задумчивым видом.
- Никто не в курсе, Эдварду Каннингему не нужен личный помощник? - улыбнулась Дайана.
- Если нет, значит понадобится... - хмыкнул Берк и, хлопнув ее по плечу, добавил, - можешь готовиться. Джонс, установи слежку за будущим сенатором.
Оба агента одновременно кивнули и поднялись со своих мест, Кеффри поспешил последовать их примеру и направился к выходу, не дожидаясь указаний Питера.
- А ты, Нил, задержись, - быстро, не дав консультанту сбежать, среагировал Берк. По его мнению, ситуация требовала прояснения.
Тот замер в дверях, после чего медленно повернулся, одарив своего начальника равнодушным взглядом.
Дождавшись, пока агенты закроют дверь и отойдут на значительное расстояние, Питер внимательно посмотрел на Кеффри. Заводить разговор не хотелось, но, судя по виду Нила, было нужно.
- Ты ничего не хочешь мне рассказать? - привычной фразой, издалека начал Питер и предвидя ответ, добавил, - насчет вчерашнего вечера.
- Кажется, я чересчур перенервничал из-за Крамера и уничтожил все запасы виски в своем доме, - заметил мошенник. - Моззи расстроится, когда узнает об этом.
- Перестань, Нил, ты прекрасно знаешь, о чем я говорю...
Питер, по-прежнему внимательно наблюдая за Нилом, подмечал малозначительные детали, которые превращали нынешнего Нила-консультанта в прежнего Кеффри-афериста и мошенника. Проще говоря, он лгал. Причем настолько откровенно, что даже не натянул свою привычную обаятельную улыбку, за которую люди обычно готовы были отдать последние брюки.
- Прости, Питер, но я ничего не помню с того времени, как открыл третью бутылку Benriach’а.
- Неужели? - проще всего было "поверить" в эти слова и сделать вид, что действительно ничего не было. Но это было совсем не в стиле Берка, - а судя по твоему виду ты все прекрасно помнишь, вот только не хочешь говорить.
- Ты ошибаешься, - голос Кеффри не дрогнул, а на лице не появилось ни одной эмоции, за что он успел несколько раз поблагодарить свой актерский талант и выдержку. Другой, настоящий Нил не выдержал бы взгляда Берка, выложив этому человеку все, что творилось у него на душе уже несколько лет.
- Что ж, не буду настаивать, - прищурился Питер, всем видом показывая, что не верит словам Нила ни капли, - а теперь, давай вернемся к работе.
Тот только опустил голову и вышел из кабинета, оставив начальника наедине с его размышлениями.

***
Элизабет наслаждалась одним из немногих выходных дней и готовилась вечером устроить мужу сюрприз в виде прекрасного ужина. Если, конечно, Питер все же придет к положенному времени, а не как обычно останется на работе до ночи.
Вчерашний разговор ее не задел, женщина уже давно поняла к чему все ведет и даже с некоторым любопытством ожидала дальнейшего развития событий. Чего она никак не ожидала от Нила, так это подобной нерешительности. Нет, понятно, что Питер не заметит происходящего, пока его не ткнут носом, но Нил...
От размышлений ее отвлек звонок в дверь. Удивившись неожиданным гостям, Элизабет застала за дверью донельзя нервного Кеффри, который даже позабыл о своей привычной улыбке во все лицо.
Эл едва сдержала смех. Сначала Питер, потом его консультант... Создавалось стойкое впечатление, что она подрабатывает психологом в их образовавшемся трио.
- Проходи, - произнесла женщина, отступив на шаг, - у меня как раз готов пирог, хочешь попробовать?
- Вообще-то, я пришел извиниться, - проходя внутрь, проговорил Кеффри.
- За вчерашний поцелуй? Не находишь странным сначала целовать моего мужа, а потом искать прощения? - весело улыбнулась Эл, жестом предложив Нилу устраиваться поудобнее. - Или ты пришел получить мое одобрение?
- Я достаточно хорошо изучил Питера и догадался, что он сразу же тебе обо всем рассказал. Элизабет, мне жаль, правда. Он любит тебя, и я не имею права даже думать о нем в таком ключе… - Кеффри сел на диван напротив Эл, устроившейся в кресле и подогнувшей ноги под себя.
- Вот уж не думала, что тебя будет беспокоить такое. Где тот самоуверенный мошенник, который достигает желаемого любыми путями? - Эл лукаво смотрела на Нила, не собираясь облегчать ему задачу.
Кеффри потеребил в руках шляпу, закусив губу. Он не понимал, что ответить на этот вопрос, да и был ли вообще ответ, который можно назвать правильным? Лишь знал, что ему жизненно необходим Питер, знал, что влюблен в него, причем довольно давно, вот только…
- Вы моя семья, Элизабет. Ты и Питер. И я не хочу, чтобы эта часть моей жизни менялась. Ни Гавайи, ни Франция с Италией никогда не заменят мне Нью-Йорк, потому что здесь есть вы.
Эл только тяжело вздохнула, но больше не стала мучить Кеффри.
- Все в порядке, Нил, я же не Питер и давно обо всем догадалась. Правда, не думала, что на поцелуй ты решишься, упившись до невменяемого состояния, - женщина тихо засмеялась и продолжила, - но сути это не меняет. Я не стану устраивать сцен и обвинять тебя во всех смертных грехах.
- Хьюз был прав. Мне нужно было уехать подальше, начать новую жизнь, заняться чем-нибудь. Ваша с Питером жизнь стала бы не в пример проще без меня, - Нил тяжело вздохнул и откинулся на спинку дивана. – Как давно ты знаешь?
- Проще? У Питера? Не говори ерунды. Он бы нашел тебя и достал хоть с того света. Для него ты давно стал личным видом помешательства. А знаю давно. Не зря мой муж столько времени охотился за тобой. Когда ты появился в нашем доме, я уже знала мошенника по имени Нил Кеффри достаточно хорошо. И сделать выводы мне ничего не мешало.
- Но Элизабет, это же ненормально! Я не должен увлекаться твоим мужем, а ты не должна это так спокойно это воспринимать! – консультант встал с дивана и запустил руку в волосы. - Что мне делать?
- Тебе было бы легче, если бы я устроила сцену ревности с традиционным битьем посуды и тасканием за волосы? - Эл понимающе улыбнулась, а в ее глазах загорелся озорной огонек.
- Ну, это убедило бы меня держаться подальше от вашего дома и от Питера в частности, - Нил улыбнулся в ответ, чувствуя, как понемногу отпускает напряжение, которое он испытывал с самого утра.
- Ну да, а мне потом обрывать телефон упрямого мужа, который непременно отправится тебя разыскивать, - женщина покачала головой, показывая, что такая идея ей совсем не по душе. - В общем, выбрось эти глупости из головы и не усложняй нам всем жизнь.
- Звучит как разрешение, - хмыкнул Кеффри. – Спасибо тебе, Эл. Трудно представить более идеальную женщину, чем ты.
В ответ Элизабет подошла к Нилу и поцеловала в щеку,
- Иди, у вас много работы, ведь так? Пока Питер тебя не хватился и не решил устроить слежку.
- Нецелевое расходование средств налогоплательщиков, - бывший мошенник обнял Элизабет, поблагодарив ее за теплый прием и, ловким, выверенным движением надев шляпу, направился к выходу.

Часть 7.

- Доброе утро, Нил, - дождавшись, пока в трубке прекратятся длинные гудки, тут же заговорил Берк, - надеюсь, ты уже закончил с выбором костюма и готов к работе?
- Как раз подбираю зажим для подаренного Джун галстука, - без особой охоты откликнулся Кеффри, из-за чего стало ясно, что тому еще непросто разговаривать со своим личным начальником. – Ты меня отвлекаешь. И вообще, где ты? – прислушавшись к шуму на заднем плане, подозрительно поинтересовался бывший мошенник.
- Где я могу быть в утро буднего дня? - усмехнулся в ответ Берк, - только забирать консультанта, который сам не способен вовремя добраться до места назначенной встречи.
- О, снова решил наняться моим личным таксистом и охранником в одном лице? Чем заслужил такую честь? – в голосе Кеффри послышалась привычная насмешка над ФБРовцем. «Что ж, это хороший знак» - промелькнуло в голове того.
- Внедрение Дайаны не принесло желаемых результатов. Если сенатор играет, то слишком натурально, она не смогла ничего найти. Конечно, версию еще рано отбрасывать, но нужно попробовать зайти с другой стороны. Так что сегодня у нас по плану разговор с его женой. Без твоего обаяния тут не обойтись, так что спускайся, - Питер с коротким смешком сбросил звонок, не давая Нилу возможности отвертеться, если мошеннику в голову вдруг взбредет такая мысль.
Не слишком довольный ранним приездом Питера, Кеффри спустился через десять минут, привычно крутя в руках свою шляпу.
- Мы не могли встретиться в офисе? – устраиваясь на пассажирском сидении, вопросительно посмотрел он на агента.
- Ни в коем случае, иначе я бы ждал тебя еще очень долго, - на удивление серьезно отозвался Питер. - Чем быстрее раскроем дело, тем лучше.
Всю дорогу до дома сенатора Нил молчал, смотря в окно и делая вид, что сосредоточено думает над делом, но Питер прекрасно знал цену этому выражению на его лице. Мошенник был растерян и напуган, как три года назад, когда Крамер попытался забрать его в Вашингтон, пригрозив пожизненным сроком.
Сейчас Кеффри отчаянно пытался продумать множество вариантов одновременно, среди которых наверняка была парочка относительно побега в какую-нибудь теплую страну, пока еще не поздно. И неважно, что тот был вряд ли виновен, в одном он был прав – его будут подозревать всегда, даже если все системы слежения будут внимательно наблюдать за ним.

***
- Миссис Каннингем, я агент Берк, - привычным жестом достав из кармана значок, представился Питер вышедшей навстречу женщине. – Это мой консультант Нил Кеффри.
Тот сразу же ослепительно улыбнулся и мягко пожал руку хозяйке дома.
- Чем обязана? – вежливо поинтересовалась та, приглашая их пройти в гостиную.
- В прошлый раз нам так и не удалось поговорить, мы хотели бы задать вам несколько вопросов.
- Да, конечно, - кивнула миссис Каннингем. – Чай, кофе?
- Кофе, пожалуйста. И давайте сразу перейдем к делу. Думаю, вы понимаете, о чем мы хотим вас спросить? Может, замечали что-то подозрительное?
- Мы с мужем никогда не скрывали собственного достатка, а в наше сложное время предметы роскоши всегда вызывают зависть у других людей и привлекают воров. Нам часто говорили, что в нашем доме недостаточно охраны, и совсем недавно мы установили новую систему…
- При этом оставив множество слепых зон, - заметил Кеффри, кивнув сторону камер слежения.
Женщина споткнулась и начала нервно мять в руках салфетку.
- Сама я в этом мало что понимаю, но мы наняли лучших специалистов...
- Вам кто-то посоветовал этих специалистов или это была инициатива вашего мужа или ваша собственная? Мой консультант прав – при наличии нужного оборудования и неких навыков, совершить кражу в вашем доме не так уж сложно.
- У моего мужа мало времени и этим занималась я. У нас много знакомых, которые смогут дать соответствующие рекомендации. И я даже подумать не могла, что все обстоит так, как вы говорите... - она явно нервничала все сильнее, чем только подхлестывала интерес Питера и Нила.
- Вы не могли бы дать нам информацию обо всех, кто имел малейшее отношение к установке охранных систем?
- И еще один момент, - оживился Кеффри, до этого с любопытством наблюдавший за разговором, - что хранится в сейфе на первом этаже? Мы заметили, что воры его не тронули.
- Всего лишь мои документы. Воры явно знали, что на него не стоит тратить время.
- Кто знал о содержимом сейфа, кроме вас? – бросив взгляд на Кеффри, спросил Питер. – Быть может ваш супруг, или прислуга?
- Я не делала из этого секрета, - встрепенувшаяся было женщина вновь сникла, - так что узнать мог любой.
- Думаю, на этом все, - после недолгих раздумий проговорил Берк, поднявшись со своего места, и его движение тут же повторил Нил – Не забудьте предоставить информацию относительно охраны вашего дома. Чем быстрее мы найдем зацепку, тем быстрее к вам вернется ваше имущество.
- О да, это было бы лучшим событием, - мечтательно улыбнулась миссис Каннингем. – Эти монеты так важны для моего мужа, они передаются в его семье вот уже несколько поколений. Они бесценны.
Питер многозначительно взглянул на Нила и улыбнулся:
- Еще раз спасибо за познавательный разговор. Надеюсь, в следующий раз мы увидимся при более благоприятных обстоятельствах.
Женщина в ответ кивнула и, попрощавшись, лично проводила гостей к выходу. Отойдя на приличное расстояние, чтобы не быть услышанными особо любопытными, Кеффри, хмыкнув, обратился к Питеру:
- Мне одному показалось, что она как-то замешана в этой краже?
- Я в этом уверен, - подтвердил Питер, - осталось выяснить, как именно?
Этот разговор вышел весьма интересным и подкинул пищу для размышлений, что существенно подняло Питеру настроение. Наконец у них появилась зацепка, оставалось только раскрутить ее по полной.

Но все его хорошее настроение улетучилось, стоило приблизиться к машине. Там, припарковавшись рядом, стоял Крамер.
- Питер, Кеффри, - с неприятной ухмылкой произнес тот. – Неужели решили взяться за дело основательно?
Берк молча кивнул консультанту, указывая на машину и дождавшись, пока за ним закроется дверца, хмуро спросил, не отвечая на бессмысленный вопрос:
- Что ты здесь делаешь, Фил?
- Отрабатываю свою версию. Ту, в которой, Кеффри имеет более чем прямое отношение к этому преступлению.
- И есть успехи? - Берк постарался сохранить нейтральное выражение лица, хотя в этот раз показное спокойствие давалось ему очень тяжело. Присутствие Крамера не просто нервировало, оно начинало выводить агента из себя.
- Из нас двоих это ты доверяешь своему мальчишке и уверяешь, что он доверяет тебе. Поэтому наверняка ты в курсе того, что пребывая якобы на курорте, он разговаривал с Келлером не менее двадцати минут. Согласись, достаточно времени для того, чтобы спланировать очередную аферу, - не без удовольствия сообщил бывший учитель, цепко вглядываясь в лицо Питера.
- Это не доказательство вины, - отрезал Берк, стараясь не показать своего замешательства и мысленно обещая себе все же вытащить из Нила ВСЕ подробности, хоть как-то связанные с этим чертвым делом.
- Нет, а вот очередной псевдоним Кеффри в регистрационной карточке аэропорта, появившийся незадолго до кражи будет хорошим аргументом для прокурора, когда я попрошу подписать ордер на обыск.
- Вы ничего не найдете, - пожал плечами Питер и, не желая дальше продолжать бессмысленные препирательства, сел в машину, бросив напоследок: - Всего хорошего, Фил.

- Что случилось? – поинтересовался вмиг помрачневший Кеффри, который не слышал всего разговора.
Питер молча завел машину. Они ехали все дальше от оживленных городских улиц, пока не оказались на каком то заброшенном складе. Берк, не глядя на Нила, вышел на улицу.
- Питер? – подозрительно прищурился вышедший вслед за ним Кеффри.
- Зачем Келлер звонил тебе? - Берк резко повернулся и цепко посмотрел на мошенника.
- Сказал, что ему скучно, не хватает наших шахматных партий и что русская тюрьма не так уж плоха, какой ему казалась на первый взгляд. Спрашивал, как у меня дела и не скучаю ли я по бурному прошлому мошенника. Келлер вообще отличается склонностью к ностальгии, - ответил Нил, не скрывая того, что ему неприятно вообще вспоминать об этом разговоре. И уж тем более рассказывать о нем Питеру, который Келлера не переносил на дух.
- Черт возьми, Нил! Сколько раз я должен повторять, чтобы ты рассказывал мне о подобном! Особенно когда дело касается Келлера! - Питер шагнул вперед, приблизившись к Кеффри на шаг. Сжатые губы превратились в тонкую, едва заметную полосу, а во взгляде медленно, но верно, нарастала злость.
- Вот именно поэтому и не рассказывал! Не было ничего такого в нашем разговоре, что заслуживало бы внимания, твоего или моего, - отозвался Нил, прищурившись. Он никак не мог понять, что могло вызвать настолько сильную реакцию у обычно спокойного ФБРовца и это злило.
- За каким... ты вообще трепался с этим ублюдком так долго?! После всего, что он натворил?! - Питер окончательно вышел из себя. События последних дней, конечно, вызывали волну адреналина, но выматывали. А когда выяснилось, что Нил в очередной раз решил от него что-то утаить, Берк окончательно утратил над собой контроль. Это стало своеобразной последней каплей в чаше терпения.
- И, конечно же, ты подумал, что я первым делом возьмусь обсуждать с ним сомнительное дело? Питер, он похитил тебя, Элизабет, чуть не убил меня и испортил Рембрандта на моих глазах! Черт, да даже Крамер должен понимать, что с Келлером у меня нет ничего общего!
Вся ситуация начинала напоминать Нилу театр абсурда. Какое отношение Мэттью может иметь к краже в доме Каннингемов, почему ко всему этому пожилой агент ФБР пытается привязать именно его, Кеффри?
- Я так понимаю, Крамер знает о регистрационной карточке на имя Виктора Моро? – мрачно поинтересовался консультант. – И собирается посадить меня в тюрьму на неопределенный срок до окончания расследования, которое может длиться годами?
- Если конкретно, он собирается устроить обыск в твоем доме, - несколько раз глубоко вздохнув, немного успокоился Питер, - а потом планирует заключить тебя под стражу до выяснения обстоятельств. Так что звони Моззи и укройся где-нибудь на то время, пока я разгребаю все это, - Питер неопределенно махнул рукой куда-то в сторону.
- Где он найдет документы, после чего меня будет искать вся полиция Нью-Йорка, а тебя отправят на досрочную пенсию за помощь подозреваемому. Причем в лучшем случае… - Кеффри запустил руки в волосы, но быстро собрался и позвонил Моззи. Разговор был недолгим – когда было нужно, они оба быстро принимали решения, особенно если дело касалось очередного побега.
Питер сосредоточенно кивнул.
- Я распутаю это дело. А ты сиди и не высовывайся! Как только появятся новости, сам свяжусь с Моззи и найду тебя.
- Только сначала отвези меня домой. Будет лучше, если я останусь главным подозреваемым, а тебя не лишат значка.
- Хочешь присутствовать при обыске? Нил, это слишком опасно.
- Крамер наверняка еще занят получением ордера, а из дома Джун существует столько путей отхода, что даже розыскные собаки запутаются.
- Хорошо, едем, - Питер от этой идеи был не в восторге, но понимал, что в данном случае настаивать бесполезно. Чем быстрее они закончат это дело, тем лучше.

Часть 8.

Обыск в квартире Нила казался Берку фарсом чистой воды. Хорошо поставленное представление, рассчитанное на многочисленных зрителей. И такое сравнение настораживало...
Когда из-за стеллажа достали на свет картину, Питер не поверил своим глазам. Нил, заранее зная о происходящем, никогда бы не оставил столь явных улик.
- Камиль Писсаро, - с широкой, довольной улыбкой констатировал Филипп, а Питер смотрел на яркий, красочный пейзаж и лихорадочно размышлял. Все складывалось слишком идеально для Крамера, чтобы быть правдой.
Единственной зацепкой Питера оставался Келлер и похоже, придется с ним поговорить. Хотя нет, гораздо быстрее, как бы это ни было тяжело признавать, попросить о помощи Моззи. А потом связаться с Нилом и хорошенько потрясти, во избежание еще больших неприятностей.
Оказалось, что легче сказать «связаться», чем сделать. Разговор с Моззи стоил ему немалых нервов. И если добыть нужную информацию он согласился почти сразу, то адрес укрытия Нила не хотел называть довольно долго. Странная логика, граничащая с манией преследования, была делом привычным, но все же…
В конце концов, своего Берк добился. Смутные подозрения продолжали крутиться в его голове, заставляя действовать втрое осторожнее, чем раньше.
Наконец, добравшись до заветного дома, он поднялся и постучал в нужную дверь заветным кодом. Ответа не последовало, и Питер позволил себе войти, благо дверь была не заперта. «Неосмотрительно для мошенника, находящегося в федеральном розыске» - промелькнуло в голове ФБРовца.
Кеффри сидел за письменным столом, заваленным многочисленными документами и что-то чертил на листе бумаги, сопровождая короткими заметками. Питеру был знаком такой Нил – максимально сосредоточенный, внимательно изучающий детали и составляющий очередной, несомненно, особенный план.
- Питер, Филипп Крамер причастен ко всему этому, - произнес он, так и не обернувшись к вошедшему агенту.
- Вот как? - Берк даже забыл, о чем хотел расспросить мошенника. - С чего такие выводы?
- Слишком все гладко. Косвенные улики, которые выдаются за прямые, нелепый обыск. И слишком уж настойчиво Крамер копает под меня, даже не пытаясь занести в список подозреваемых кого-то еще. Словно первостепенная задача не найти похищенное, а арестовать именно меня, как будто в этом у него есть свой интерес в этом деле.
- Наши мысли сходятся, - кивнул Берк, подходя ближе и присаживаясь на край стола, за которым сидел Кеффри, - главное, понять причину. Без этого я не имею понятия, в каком направлении копать.
- Моззи работает над кругом подозреваемых, пытается узнать, с кем может быть связан Келлер. Голову даю на отсечение, что без него все это не обошлось, - недовольно скривившись, сказал Нил, поднимаясь со своего места и присаживаясь на край стола рядом с Питером.
- Знаю, - нехотя отозвался Берк, поморщившись. Он лично звонил Моззи и просил добыть нужную информацию. ФБРовец понимал, что по официальным каналам все это будет происходить куда медленнее. А время - то, чего у них не оставалось, - нам остается только ждать.
- Ждать, пока меня арестуют, - невесело отозвался Кеффри.
- Перестань, - Берк наклонился к мошеннику и неуклюже потрепал по волосам, пытаясь успокоить. Утешать агент откровенно не умел, но понимал, что сейчас Нил в этом нуждается, как никогда.
- Питер… - начал было Нил, повернув, наконец, голову к агенту. Но остановился на середине фразы, столкнувшись с уверенным взглядом Берка.
- Все наладится, - кривовато улыбнулся Питер, опустив руку ниже и крепко сжав плечо своего консультанта, - я не допущу, чтобы ты пострадал по чужой вине.
- Знаешь что, - ни с того ни с сего Кеффри полностью развернулся к ФБРовцу, а в голубых глазах мелькнули те самые, знакомые мужчине искорки авантюризма, которые он видел всякий раз, когда мошенник собирался совершить очередную глупость. Нил хотел сказать что-то еще, но, быстро передумав, склонился к Берку и поцеловал его. Неловко, отчаянно, словно в определенный момент ему стало абсолютно все равно, что будет дальше.
Питер замер. В голове быстро пронеслась похожая ситуация с пьяным Нилом, разговор с Эл... Все это было безумием чистейшей воды, дикостью, но дикостью приятной, завораживающей. Он понимал, что Кеффри паникует и от этого решился на проявление чувств, но по сути, это мало что значило. Нил оставался самим собой, с теми же проблемами, характером и чувствами.
И Берк, поняв это, решительно обнял мошенника, ответив на поцелуй. Кеффри судорожно вздохнул и требовательно притянул к себе ФБРовца. Желания, которые, как ему казались, были под строгим контролем, на самом деле оказались на самой поверхности, стоило лишь копнуть чуть глубже и даже мыслей о том, чтобы прекратить, не оставалось. Он с жадностью цеплялся за плечи агента, словно боялся, что тот может отпустить его в любую секунду, вспомнить о своей прекрасной жене, о том, что он, Нил Кеффри, в первую очередь мошенник мирового класса, и лишь во вторую – друг и консультант ФБР. Руки непроизвольно скользнули к внутреннему карману пиджака, вытаскивая значок и пистолет из кобуры, с которым Питер не расставался никогда.
Тот и не сопротивлялся, напротив, помог Кеффри стащить с себя пиджак, в свою очередь, занявшись рубашкой мошенника. Некая неловкость все же оставалась, но не настолько сильная, чтобы помешать Питеру расстегивать пуговицы, скользить ладонями по его телу, обнимать. Он увлекался все больше и больше, выбросив подальше любые мысли.
- Питер… - одними губами прошептал Кеффри, с упрямством ребенка пытаясь стащить с начальника старомодный галстук. Он уплывал от неправильных, но таких долгожданных прикосновений этого человека, единственного, которому Нил доверял больше всего на свете.
- Молчи... - отрезал агент, понимая, что именно в этот момент слова окажутся лишними. Отчего-то тряслись руки, но ему уже было все равно. Не осознавая собственных действий, он резко дернул Нила на себя, усадив на столе так, что встал ровно между его ног, оказавшись еще ближе.
- Терпеть не могу, когда ты мне приказываешь, - прошипел Кеффри, ловко расстегивая пряжку на ремне Питера.
- Правда? – Берк сделал вид, что удивился. - Как то не заметил… - в это время его пальцы боролись с брюками мошенника. Дыхание сбилось, стало частым и поверхностным. Он уже давно не испытывал ничего подобного… Так было всегда, Нил вносил в его жизнь некую частичку сумасшествия, сдобренного азартом и адреналином.
Кеффри вполне серьезно кивнул и внимательно посмотрел на ФБРовца. Иногда Нил не понимал, почему именно он стал причиной таких изменений в нем, почему именно ему хотелось с самого начала знакомства отправлять открытки на Рождество и дни рождения. Почему, в конце концов, он не смог уехать от Питера, когда была такая возможность.
Берк приковывал его взгляд, и порой в сознании зарождалась шальная мысль: "Каким он будет, сбросив привычную маску спокойствия и уверенности? Например, во время секса".
- Тогда что же ты любишь? - наконец справившись с ремнем и молнией, Питер уверенно, но медленно провел рукой вниз, проникая под белье. Словно давал время и себе и Кеффри привыкнуть ко всей необычности ситуации.
Ответить консультант не успел, их самым наглым образом прервала настойчивая вибрация телефона Нила, на который мог позвонить только один человек – Моззи. Тяжело вздохнув и бросив явно расстроенный взгляд на Питера, Кеффри поднял трубку:
- Я слушаю, Моз.
- Я походил по улицам, поспрашивал кое-что. И выяснил несколько интересных деталей, относительно этого ограбления. Как мы и думали, в этом деле очень много темных пятен, очень темных, можно сказать…
- Моззи, ближе к делу, - прервал его Нил. - За моей спиной маячит половина полиции штата во главе с Крамером, мне немного не до философии. Что ты нашел?
- Как мы и думали, это ограбление было совершено по заказу. Пару недель назад среди воровского мира прошел слух о новом крупном ограблении в доме нового сенатора. Те, кто был поумнее, быстро отказались от крупного дела, рассудив, что после этого за ними начнут гонять все кому не лень. Это, собственно, и произошло. Но награда была приличная, и кое-кто таки заинтересовался этим делом. Я пытался узнать больше о воре, но следов почти нет. Или работал профессионал…
- Или обо всем позаботился Келлер, - закончил за него консультант. – Но тебе все же удалось что-то узнать?
- Конечно, Нил, в нужных кругах я остаюсь своим человеком. Оборудование, с помощью которого была произведена кража, не достать законными путями. Я поинтересовался и мне дали имя – Эвелин Сандерс. Но это псевдоним, и, судя по словам моего источника, поддельные документы могли быть и получше.
Нил включил телефон на громкую связь, чтобы все, сказанное Моззи, слышал и Питер.
Берк вслушивался в разговор и на автомате запоминал самое главное. Стоило Кеффри нажать отбой, как он, забыв обо всем, тут же отстранился от Нила и набрал номер Дайаны. Объяснение всех деталей не заняло много времени. Теперь им снова придется ждать… Питер повернулся к Нилу, чтобы сказать об этом, но так и замер с открытым ртом. Кеффри по-прежнему сидел на столе и с видимой неохотой застегивал брюки.
Сам Питер привел себя в относительный порядок, даже не заметив, пока был сосредоточен на разговоре. Он чувствовал себя странно, но ничуть не жалел о случившемся и наверное, даже хотел продолжения, хотя все это было странно и непривычно.
Берк не любил слишком долго копаться в собственных чувствах, да и дело было прежде всего и потому просто продолжал молчать, не сводя задумчивого взгляда с бывшего мошенника.
В комнате повисла тишина – Нил склонился над своими заметками, а Питер молча расхаживал по комнате, не решаясь завести разговор и ожидая звонка Дайаны.
Прошло два часа, прежде чем на дисплее телефона ФБРовца высветилось имя его верной помощницы.

@темы: Фанфики, Презумпция вины, О мальчиках и отношениях, Не нервничайте - слэш, Единоличное, Bermuda Cross, 18+