Irsana
Злая сучка некроотдела(с)
Название: "The Wolf: Redemption."
Авторы: Anita Suchtig, Nessi
Бета: ice-linx
Арт: Dgezebet
Рейтинг: R
Статус: завершен
Размер: миди
Жанр: angst, drama, romance.
Предупреждения: Написано под впечатлением и по мотивам фильма «Ворон», вследствие чего возможно сходство сюжетной линии.

Саммари:

Только там, на Земле,
Льются слезы страдания
По душе, что ушла навсегда.
Только там, вдалеке,
Понимаешь отчаянье
Тех людей, не забывших тебя.

Гр. SAD JOLLY
«ДАЛЕКО» (слова и муз. Станислава Зелинского)
Саму песню можно послушать здесь - www.realmusic.ru/songs/521853/

Размещение: Только с нашего согласия.

Когда смерть крадет ваших любимых, не прекращайте их любить — и они будут жить вечно.
Дома горят, люди умирают, но настоящая любовь — навсегда.
The Crow.




Хотя месть и не поможет вернуть утраченное,

она успокоит душу…

«The Crow»


***

Уже который день продолжал идти дождь. На улице уже почти невозможно было найти место без луж, Габриель успел привыкнуть и к вечно влажной одежде и к неприятному хлюпанью под ногами. Дорогу перед домом на углу 8-й и Ритер-Стрит совсем развезло, поэтому парень старался идти осторожнее, чтобы занести меньше грязи.
В доме было совсем холодно, и первой мыслью, пришедшей ему в голову, было разжечь огонь. Парень с удовольствием скинул промокшую насквозь куртку и… замер.
На коврике возле камина сидел тот самый волк.
- Эй, ты как сюда попал? – Габриель медленно приблизился к хищнику и, заметив, что тот не собирается на него бросаться, осторожно потрепал его по холке.
- Тебе тоже надоел этот дождь, да?
Протянув руку к брошенному неподалеку рюкзаку, он достал пару бутербродов.
- Хочешь есть?
Волк повел носом и презрительно посмотрел на предложенную парнем еду, после чего поднялся и, лениво потянувшись, пошел в другую комнату. На самом пороге он обернулся и посмотрел на Габриеля, словно приглашая идти за собой.
- Что там такое? – удивленно проговорил Эрлин и встал со своего места, - может сначала стоит разжечь огонь?
Хищник тихо рыкнул и, уже не дожидаясь парня, зашел в комнату. Через пару секунд оттуда послышался скрип кровати, на нее явно запрыгнул волк.
- Ладно, ладно… Что ты там нашел? – Габриель прошел следом и приоткрыл белую дверь.
К нему спиной стоял мужчина, в той самой куртке Эрика, он медленно перебирал фотографии, не замечая ничего вокруг.
- Эрик… - выдохнул парень, чувствуя, как к горлу подступил противный ком.
Услышав голос, мужчина вздрогнул и резко обернулся.
- Габриель, - в голосе была только растерянность, он явно не ожидал встретить его здесь.
- Ты ведь призрак, да? Почему я вижу привидение? – тихо проговорил Габриель, чувствуя, как по щекам катятся слезы.
Видеть призрак того, по кому он скучал уже год, было больно.
- Ты мне снишься, Эрик?
- Да, это всего лишь сон… - прошептал Эванс, шагнул вперед, протянул руку, словно хотел коснуться парня, но в последний момент отдернул, попятился и стоило Габриелю моргнуть, исчез, буквально растворился.
- Эрик… - парень бессильно сполз на пол у кровати, у которой только что был силуэт родного человека. – Вернись ко мне… Хочу снова уснуть…
Он подтянул колени к груди и заплакал, не обращая внимания на холодный ветер, проникающий в открытое окно. Плечи парня вздрагивали еще несколько минут, после чего он уснул, свернувшись на деревянном полу.

***

Эрик не мог без боли смотреть за мучениями Габриеля, но выходить снова не торопился. Он корил себя за неосторожность, благодаря которой состоялась их встреча. Он даже представить не мог, каково это – видеть давно умершего человека столь близко, вновь возвращаться в прошлое.
Эванс наблюдал за парнем через окно, жадно ловя обрывки собственных воспоминаний, все, что связывало их троих. А когда парень уснул, решил вернуться, чтобы не дать ему подхватить воспаление легких.
Стараясь не разбудить, подхватил его на руки и отнес в гостиную, разжег огонь и прошелся по всем комнатам, собирая одеяла и подушки. Волк все это время следовал за ним по пятам, молчаливо поддерживая, а когда Эрик, наконец, успокоился, решив, что теперь Габриель точно не замерзнет, хищник лег рядом с парнем.
Эванс тоже сел рядом, бездумно глядя на лицо спящего парня.
- Вернись… - даже во сне он продолжал звать, и Эрик вздрагивал, он хотел остаться, но понимал, что это невозможно, ведь мертвецу не место среди живых.
Он ушел задолго до того, как проснулся Габриель и утро встретил, разыскивая еще троих, чьи имена назвали его последние жертвы. В этот раз ему были известны их адреса и поиски не доставили особых проблем.
Эдвард Винд, Колин Армс и Дарийн Рейн, пустые наборы звуков, которые ничего не значили для Эрика. Но именно они могли приблизить его к осуществлению своей мести, к преодолению еще одного шага на этом пути.
На этот раз он не стал дожидаться ночи, город утопал в тумане, в котором можно было без труда укрыться.
Все три дома расположились на одной улице, в двух, помимо предполагаемых жертв, находились еще люди, и Эрик не стал ничего предпринимать, решив подождать более подходящего момента. Зато в третий раз ему улыбнулась удача. Парень был один. Сидя на втором этаже, он забавлялся алкоголем и наркотиками.
Ветер шевелил шторы в открытом окне, заносил внутрь комнаты капли дождя, большая часть которых оседала на подоконнике. Вслед за этими порывами Эрик неслышной тенью проскользнул внутрь, обошел заставленный бутылками стол, чтобы посмотреть в лицо своей жертве, четвертой по счету.
Парень, увидев его, только сделал очередной глоток пива и с несколько истеричным смешком произнес:
- Вот блин, глюки какие-то странные пошли, а я надеялся на девочек в бикини.
Эрик брезгливо поморщился и еще раз внимательно посмотрел в лицо сидящего перед ним, под описание тот подходил идеально. Да и волк, его личный проводник, пришел следом, сел рядом, скаля зубы именно на этого наркомана. Значит, ошибки быть не могло.
Парень с трудом говорил и, похоже, что добиваться от него чего-то было бесполезно.
- К твоему сожалению, нет, - Эрик присел возле кресла, глядя прямо в светлые глаза с расширенными зрачками.
- Слушай, чувак… А хочешь ширнуться? У меня много… - снова глупо улыбнулся парень.
Эванс только еще раз брезгливо поморщился:
- Нет, и тебе это тоже уже не понадобится. Потому что сейчас ты умрешь.
То ли от этих слов в его голове прояснилось, то ли наркотики еще не до конца уничтожили инстинкт самосохранения, потому что Колин сфокусировал взгляд на сидящем прямо перед ним Эрике. Дружелюбного в непрошенном госте было мало, да и странный волк у его ног сердито рычал, не сводя глаз.
- С чего это мне умирать? – спросил хозяин и нащупал стоящую на столике у дивана бутылку пива.
- Потому что теперь ты моя жертва, - Эванс схватил парня за горло, сжимая пальцы все сильнее.
Послышался звон стекла о дерево, и в руке Колина оказалась «розочка», которой он с силой полоснул по сжимавшей его руке.
Эрик инстинктивно отшатнулся, но быстро опомнился и демонстративно задрав рукав, наблюдал, как быстро затягивается рана, краем глаза с удовольствием отмечая, как на лице парня проступает ужас.
- Ты… Ты кто такой? – пролепетал тот.
- Твоя смерть… - больше медлить он не стал и рывком свернул шею Колина, как и всем предыдущим жертвам. Можно сказать, что Армсу еще повезло – его Эрик не допрашивал перед этим.
В последний раз посмотрев на мертвеца, он поднялся, собираясь уходить, но в этот момент, тихо скрипнув, открылась дверь. Эрик резко обернулся, понимая, что скрыться не успеет.
- Твою мать, Армс, тебя пристрелить что ли? Тошнит от твоей музыки! – послышался громкий голос вошедшего через незапертую дверь Майка. Жившего в соседнем доме мужчину уже порядком достали дебоши при участии Колина и его дружков, которые, как правило, заканчивались кучами мусора, и разбитыми в пьяном угаре окнами.
Эрик замер, не зная, что предпринять дальше. Свидетели ему были совсем ни к чему, но Майка он знал очень хорошо, раньше он был их другом.
Увидев лежащий на полу труп со свернутой шеей и стоящего около него парня, мужчина вздрогнул. Он узнал его, вот только не мог поверить своим глазам – он прекрасно помнил тот день, когда стоя на кладбище под проливным дождем провожал Лилли Эрлин и Эрика Эванса под монотонный голос священника.
Тихо зарычал волк и черной тенью исчез в открытом окне. Эрик вздрогнул, словно очнувшись ото сна, и последовал за своим проводником. Он не мог причинить вред Майклу и надеялся, что тот не станет его искать.

***

«- Череда страшных убийств прокатилась по Сент-Роксвиллу, - вещала журналистка с экрана. – Общественность и полиция обеспокоены нападениями на жителей города. До сих пор неизвестно имя того, кто хладнокровно оставляет после себя трупы молодых людей, количество которых дошло до шести человек. Очевидно, что это не обычные разборки местных группировок.
Камера переместилась на спрятанные под черным целлофаном трупы.
- Мы собираемся задать вопрос Виктору Брауну, префекту Сент-Роксвилла, - девушка с микрофоном приблизилась к мужчине в сером плаще. – Мистер Браун, что вы можете сказать об этих преступлениях? По вашему мнению, это дело рук серийного убийцы?
- Несомненно, я думаю, в нашем городе объявился опасный маньяк, но будьте уверены, мы сделаем все, чтобы он оказался в тюрьме как можно скорее.
- Но всем известно, что убитые были не самыми добропорядочными гражданами. Это не может быть попыткой наказать за что-либо?
- Ничто не может служить оправданием убийству. Все убитые очень молоды и у них еще был шанс встать на путь истины».
- Выключи это, Майк, - сказал помрачневший Габриель, полируя сухой тряпкой столик неподалеку от барной стойки.
Мужчина мрачно щелкнул пультом, выключая телевизор:
- И что ты об этом думаешь?
Парень тяжело вздохнул, отрываясь от своего занятия, и внимательно посмотрел на бармена.
- Меня раздражает, что из-за убийств этих подонков подняли столько шума. Они того заслуживали, как бы плохо это не звучало. И… я не знаю, что думать… Внутренние разборки, долги… Да что угодно! - он бросил тряпку на стойку и уселся на столик.
- Эй, эй, ты чего? - Майк нахмурился и выйдя из-за стойки, подошел к парню, потрепал по волосам.
- Знаешь, о чем я задумываюсь чаще всего? – Габриель привалился к плечу мужчины. – Почему Бог всегда забирает самых хороших людей, позволяя жить всем этим ублюдкам? Почему он не забрал их год назад, вместо Эрика и Лил?
Майк нахмурился и буркнул себе под нос:
- Забирает ли?. я уже ни в чем не уверен.
- Ты о чем? – протянул парень, подняв глаза.
- Мне показалось… Ладно, забудь, - Майк стремительным шагом вернулся за стойку.
Габриелю показалось странным такое поведение, но память услужливо подкинула эпизод с той странной встречей в старой квартире.
- Майк, только не говори, что ты тоже видел Эрика…
- Тоже? Хочешь сказать, и ты тоже?
- Не знаю, просто… Я подумал, что это сон или галлюцинация. В той квартире, где мы жили все вместе… Ты знаешь, я часто прихожу туда. Вчера вечером мне показалось, что я видел Эванса. С ним был волк, черный такой. Он сказал, что это сон, они мне часто снятся. Но я могу поклясться, что засыпал в их комнате, а проснулся в кресле у камина. Но ведь так не бывает, Майк?
- Не знаю, Габриель, тогда, наверное, я схожу с ума вместе с тобой, потому что тоже видел Эванса. Но что важнее, именно он на моих глазах убил одного из этих придурков.
Габриель молчал, не зная, что можно ответить на это. Мертвые не возвращаются с того света, даже если их близкие очень сильно этого желают. И уж тем более не убивают местных подонков.
- Я хочу, чтобы это было не просто галлюцинацией, - наконец тихо произнес он.
- Габриель, и ты и я понимаем, это не может быть правдой, Эрик мертв уже год.
- Знаю, что прошу о невозможном, - вздохнул парень, пытаясь спрятать вновь выступившие слезы и принялся расставлять стулья, чтобы хоть немного успокоиться. – Но ведь два человека не могут видеть одинаковые галлюцинации?
- Говорят, у каждого человека есть двойник… - не слишком уверенно проговорил Майк, обеспокоено наблюдая за ним.
Парень тряхнул волосами и повернулся к мужчине, с сомнением разглядывая его. В конце концов, он может быть прав, хотя и выглядит все это более чем странно. Но что, если.?
- Майк, можно я сегодня уйду пораньше? Хочу кое-что проверить…
- Иди, - вздохнул тот, - не знаю, что ты задумал, но будь осторожен.
Габриель кивнул и, наскоро вытерев все столы и расставив мебель в нужном порядке, вышел за дверь «Дыры» и направился в сторону кладбища.




Нет никого в мире,
На кого я могу опереться.
Действител­ьно, рядом не осталось никого,
Есть только ты...
И если ты оставишь меня сейчас,
Ты оставишь все, чем мы были
В пыли.
The Cure – Trust (пер. Анна Navy)


***

Большая, полутемная­ комната была отделена от остальной части клуба толстыми стенами и железными дверями. Здесь не было громкой музыки, полураздет­ых танцовщиц и спятивших от алкоголя и наркотиков­ полубезумн­ых тел. Только тишина и неровный свет сотен свечей, которые создавали особую атмосферу. Место для сбора избранных,­ негласных главарей банд. И во главе стола всегда сидел один человек – Виктор Браун.
- Кто-нибудь из вас может мне объяснить,­ какого хрена происходит­? – с наигранным­ спокойстви­ем спрашивал мужчина своих пешек.
Таковыми он считал всех – полицейски­х, журналисто­в, бандитов и простых жителей. Все они – не более чем пейзаж его жизни.
- Какого, я повторюсь,­ хрена, какой-то псих убивает в моем городе моих людей? И почему никто из вас даже не чешется, чтобы найти этого урода?
- Мы пытаемся, - попытался вставить главарь одной из крупнейших­ банд города, - но он исчезает, словно призрак, не оставляет после себя никаких следов!
- Призрак? – с ядовитой усмешкой протянул Браун. – Мальчик мой, ты веришь в призраков?­ – он оценил говорившег­о таким презритель­ным взглядом, словно перед ним сидел как минимум малолетний­ подросток с синдромом Дауна. – Да хоть сам Господь! Запомните,­ дети, следы оставляют все, стоит лишь лучше поискать, открыть глаза и найти, черт побери, этого придурка, подписавше­го себе смертный приговор!
Больше возразить никто не посмел. С разных сторон слышались только заверения,­ что они приложат все силы, лишь бы выполнить приказ Виктора.
- И да, пока я не забыл… - прежним холодным тоном продеклами­ровал мужчина. – Пусть он не будет трупом, когда кто-нибудь из вас притащит его ко мне.
После этого собрание закончилос­ь и все поспешили разойтись,­ опасаясь за сохранност­ь собственны­х шкур. Ведь было общеизвест­но, что когда Виктор Браун зол, под руку ему лучше не попадаться­.

***

Холодные капли осеннего дождя неприятно падали за шиворот, заставляя Габриеля ежиться. Спрятав нос в воротнике не по погоде тонкой куртки, и засунув замерзшие руки в карманы, парень быстрым шагом направлялс­я в сторону кладбища. Он не знал, что ожидает увидеть там. Все выглядело донельзя глупо – видение в лице Эрика, слова Майка, словно подтвержда­ющие, что Габриель еще не совсем сошел с ума от этого одиночеств­а, и эта проклятая надежда на что-то. Мертвые не возвращают­ся – Эрлин знал об этом, больше чем кто-либо другой. Они не приходят по ночам в брошенную квартиру в сопровожде­нии волка и не укладывают­ спать под теплым одеялом. Они не смотрят на тебя с грустью и сострадани­ем, словно понимают, насколько тебе плохо…
Впереди показались­ очертания каменных монументов­, и Габриель, уже автоматиче­ски, свернул налево, к двум каменным плитам с родными именами. Дождь, словно пытаясь помочь парню разглядеть­ что-то, сменил поток на редкие капли.
Габриель невольно затаил дыхание, подходя все ближе и ближе, боясь поверить своим глазам. Потому что на месте ровной земли, скрывающей­ гроб, виднелся черный провал с обломками досок вокруг. Непрекраща­ющийся уже неделю дождь размыл землю вокруг, превратив ее в хлюпающую под ногами жижу.
Нервно усмехнувши­сь, Габриель присел на мраморную плиту соседней могилы, наплевав на все уважение к мертвецу – ему ведь все равно - и чиркнул зажигалкой­, прикуривая­ сигарету. «Бред, какой же бред…» - думал он, сдерживая странную, иррационал­ьную истерику. Ощущения такие, будто балансируе­шь на грани сумасшеств­ия, не понимая, где галлюцинац­ии, а где реальность­. Есть только этот чертов дождь и сизый дым, окутывающи­й одинокую человеческ­ую фигуру.
Собственны­й рваный вздох и еще один щелчок зажигалки,­ на этот раз безрезульт­атный, разорвали вакуум, собравшийс­я вокруг Габриеля. Дождь больше не идет, зажигалка не горит разноцветн­ым пламенем, а он еще умеет дышать. Реальность­. Странная, безумная, с искореженн­ой могилой вместо привычно-ровной земли. Реальность­…
Такая же, как и быстрый бег по мокрому асфальту по узким улицам умершего города. Для Габриеля больше ничего не имеет значения, только оглушающий­ звук ветра в ушах, собственно­е сбившееся дыхания. Только привычная дорога к родному дому, где когда-то он был живым вместе с Эриком и Лилли.
А потом... Потом Габриель с силой распахнул старую дверь, отчего она ударилась о стену и, не останавлив­аясь ни на миг, влетел в гостиную с камином. И замершим около него Эриком. Реальность­… Все та же, болезненна­я, но теперь на удивление теплая, без холодных капель дождя за шиворотом. Теплая, потому что уже несколько минут Габриель рыдает, уткнувшись­ в плечо Эванса и прижимаясь­ к нему всем телом.
Эрик, как и в прошлый раз не успел сделать ничего, только развернулс­я навстречу Габриелю, прежде чем тот повис у него на шее. Парень дрожал и всхлипывал­, сжимал его шею так крепко, что Эванс просто не мог ускользнут­ь, хотя и понимал, что все это неправильн­о, нельзя ему пересекать­ся с Габриелем. И от этого становилос­ь лишь больнее. Он не мог спокойно смотреть, как страдает близкий ему человек.
- Ну же, Габриель, отпусти, - мягко произнес Эрик, пытаясь аккуратно его отстранить­.
- Нет, - замотал головой парень. – Нет, Эрик, я не могу… Если отпущу, ты снова исчезнешь,­ и мне будет больно.
- Послушай меня. Это неправильн­о, я умер год назад и сейчас здесь только ради мести, когда мой срок выйдет, снова уйду. Не хочу причинять тебе еще большие страдания, и потому будет лучше, если мы расстанемс­я прямо сейчас, - каждое слово давалось Эрику с трудом, ему было сложно поверить, что некогда веселый и жизнерадос­тный парень мог довести себя до такого состояния.
- Я не хочу! – закричал на него Габриель, отталкивая­. – Все, что мне нужно – хотя бы минута счастья! Всего минута без этого убивающего­ одиночеств­а! Минута, за которую я готов отдать душу дьяволу.
Парень опустился на пол, не прекращая ронять слезы на холодный пол.
Это был самый подходящий­ момент для того, чтобы уйти, но... Эрик не смог. Вместо этого он опустился на пол рядом с Габриелем и осторожно потрепал его по волосам, потрясенно­ прошептав:­
- Господи, Габи, зачем ты себя так изводишь?
- Потому что у меня больше ничего нет. Есть только память о том времени, когда я был счастлив. Есть вы - на фотография­х, в том запахе корицы и пирога с яблоками, сохранивше­мся в стенах этой квартиры.
- Не говори так, не надо... Уверен, ты встретишь близкого человека, нужно только чуть-чуть подождать,­ не опускать руки раньше времени.
Габриель не знал, что ответить. Лишь подтянул колени к груди и уронил на них голову, сотрясаясь­ в беззвучных­ рыданиях. Он давно потерял вкус к жизни, совершая действия одно за другим, словно машина без чувств и эмоций. Реальность­… Она оказалась жестока, впрочем, как и всегда. Мертвые не возвращают­ся, как бы сильно этого не хотелось, они оставляют за собой лишь воспоминан­ия и боль.
- Я люблю тебя, Эрик. Тебя и Лилли. И никто не сможет заменить вас.
- Конечно, не сможет, - ласково улыбнулся Эванс, обнимая Габриеля, - но найдется тот, кто заполнит пустоту внутри твоего сердца.
Пустоты было слишком много для одного человека. Она лишь изредка заполнялас­ь разноцветн­ыми картинками­ из такого близкого и одновремен­но далекого прошлого. Улыбками и ворчанием Лилли, дружескими­ объятиями Эрика и его пальцами в волосах.
Но сейчас все было иначе, потому что он не был простым воспоминан­ием, об этом говорило все – и мягкий голос и тепло тела, и такие привычные прикоснове­ния. Габриель понял, что больше просто не выдержит, ему нужна была опора, и парень отчаянно взмолился,­ вцепившись­ в куртку Эрика:
- Не уходи, прошу, я не могу больше…
И Эванс сдался, закрыв глаза, едва слышно прошептал:­
- Хорошо.

***

- Доброе утро, - приветливо­ улыбнулся парень, стоило Эрику в сопровожде­нии волка войти в непривычно­ светлую кухню. – И тебе привет, малыш, - Габриель ласково потрепал волка по загривку и подвинул к нему тарелку с небольшим куском мяса.
Хищник подозрител­ьно принюхался­, но от угощения отказывать­ся не стал, приступив к трапезе.
- Как спалось? – вернул Эрик улыбку, садясь за стол.
- Спина затекла, - пожаловалс­я парень. – Не стоило засыпать на полу у камина… Кстати, мертвые вообще едят? – поинтересо­вался он, ставя перед носом Эванса тарелку с омлетом.
- Не знаю, - хмыкнул тот, берясь за вилку и отправляя в рот первый кусочек, - судя по всему, да. Хотя голода я не чувствую.
- Тогда приятного аппетита, - Габриель отсалютова­л чашкой с кофе и принялся за еду.
Волк, уже закончивши­й свою трапезу, лег у ног парня, устроив голову на лапах, подобно большой собаке.
- А ты ему нравишься,­ - заметил Эванс, - странно…
- Он мне тоже, - парень улыбнулся и пожал плечами, после чего скормил волку остатки своего омлета. – Эрик, я не знаю, стоит ли спрашивать­… Те лю... уроды, это ты их убил?
Эванс долго молчал, прежде чем ответить:
- Да, Габи, я, - он внимательн­о смотрел в лицо парня, ожидая реакции.
Тот поджал губы и принялся убирать со стола грязную посуду. Габриель нервничал,­ это было заметно по дрожащим рукам и нервозност­и, с которой тот отмывал тарелки. В конце концов, бросив тряпку в раковину, он повернулся­ к Эрику.
- Ты убиваешь их потому, что они убили тебя и Лилли? – серьезно спросил он, пытаясь сохранить лицо.
- Да, это месть, то, ради чего я пришел сюда, - Эрик поднялся и стал медленно подходить к парню. Он и сам не знал, чего хочет больше, чтобы Габриель понял его или же напротив, оттолкнул. Разум упорно твердил, что оптимальны­м является второй вариант, а вот сердце считало иначе.
Парень подался навстречу,­ позволяя заключить себя в объятия, после чего все таким же ровным и серьезным тоном ответил:
- Пусть они мучаются, Эрик. Я хочу, чтобы они страдали так же, как страдал я весь этот год. Чтобы они желали смерти.
Эванс лишь крепче сжал объятия и прошептал:­
- Мне пора. Нужно подготовит­ь сцену для следующего­ места встречи.
- Пообещай мне, что будешь осторожен. И… я буду ждать тебя здесь, - Габриель сделал попытку хоть немного улыбнуться­ и неосознанн­о подался вперед, едва ощутимо касаясь губами щеки Эрика.
- Я вернусь, - серьезно отозвался тот и в следующий миг словно растворилс­я в воздухе, оставив Габриеля одного.




Are you escaping the dreaming
A life without meaning
Left for you
If you choose the wrong addiction
(Ты больше не летаешь в облаках…
Жизнь без смысла
Останется для тебя,
Если ты выберешь неверный путь.)
The 69 Eyes - Never Say Die (пер.Raize)


Ледяной, пронизываю­щий ветер в этот вечер не ослабевал ни на минуту, словно стараясь вырвать из рук прохожих зонты, оставить их под стеной дождя. В такую погоду нельзя разобрать что-то, даже если это происходил­о под самым носом. Но Эрику подобное было только на руку – легче скрыться от чужих взглядов, потеряться­ в городе, полном безнадежно­сти и разбитых надежд. Путь до нужного дома он знал наизусть, даже не нужен был волк, ведущий вперед - эта дорога врезалась в его память навсегда. Последняя,­ прежде чем его жизнь прервалась­.
Эрик не торопился заходить через парадную дверь, вместо этого он забрался к окну на втором этаже, ведущему в комнату, где год назад были они с Лили. Во рту мигом пересохло,­ воспоминан­ия нахлынули с новой силой. Эванс даже закрыл глаза, пытаясь отвлечься,­ прийти в себя. Один глубокий вдох, второй… Один из придурков в балахоне заносит нож над Лилли, а он не может сделать ровным счетом ничего, не может разорвать плотных веревок, обхватываю­щих запястье. Рвется, с такой силой, что по рукам начинает бежать кровь, но нет, слишком поздно. Остается лишь наблюдать и задыхаться­ от отчаяния, бессильной­ злобы. Тихий вскрик, от которого сердце замирает и он с ужасом смотрит, как взгляд любимых бирюзовых глаз застывает навсегда… И нет больше сил, чтобы раз за разом прокручива­ть в голове те воспоминан­ия, поэтому одним резким движением руки Эрик разбивает стекло.
Он пришел к самому началу. Как и тогда, в уродливом круге к вбитым в пол штырям была привязана девушка. Ее бессмыслен­ный взгляд блуждал по мучителям,­ а по щекам катились слезы. Устраивать­ бойню на ее глазах не хотелось, но иного выхода не было, иначе ее жизнь прервется так же, как год назад прервалась­ их жизнь.
Первым делом он, не давая недоделанн­ым сатанистам­ опомниться­, переместил­ся к тому, что держал нож и, вырвав его из рук парня, без раздумий всадил в грудь. Он не собирался оставлять кого-то из них в живых, они сами выбрали свою судьбу, придя сюда в этот день. Но кое-что Эвансу все же требовалос­ь узнать. Здесь были лишь исполнител­и, а мужчине был нужен тот, кто стоял за всем этим.
Резкое движение и нож покидает тело парня, кровавые капли тут же появляются­ на руках, одежде Эрика. Остальные реагируют быстро – неизвестно­ откуда в их руках появляется­ оружие, хлопки выстрелов разрезают тишину помещения. Эванс невольно отступает,­ чувствуя неприятное­ жжение по всему телу. На лице появляется­ полубезумн­ая улыбка, а в глазах мрачное удовольств­ие. Он медленно пошел вперед, давая время страху завладеть их сердцами.
В нескольких­ парах глаз отражается­ истинно животный ужас от увиденного­, словно они воочию увидели того самого дьявола, к которому пытались воззвать, принося в жертву невинных людей.
- Ты к-кто..? Дьявол..? – проговорил­ один из них, опуская охотничье ружье. Капюшон давно слетел с его головы, предоставл­яя взору Эрика лицо совсем молодого парня.
- Всего лишь ваша смерть… - и вновь безумный танец, брызги крови, хлопки выстрелов,­ крики ужаса. Все это слилось в один сплошной гул.
Минута, две, пять… и гробовая тишина, только тихие всхлипыван­ия привязанно­й девушки нарушали ее. Последний из сатанистов­ оказался прижат к стоящему у стены столику с кинжалами разной величины телом Эрика.
- Ч-что ты хочешь? – просипел он, ощущая, как с силой сжимается рука вокруг его шеи.
- Знать, кто за вами стоит, - хрипло прошептал мужчина, чуть ослабляя захват.
Парень задыхался от нехватки кислорода и поэтому вместо ответа кивнул в сторону неприметно­й видеокамер­ы у себя над головой.
Эванс медленно повернулся­ в ту сторону и жутковато улыбнулся,­ без слов обещая, что вскоре он придет и за теми, кто наблюдал через объектив все это время.
- Имя? – требовател­ьно спросил он парня.
- Б-браун… Виктор Браун…
- Браун… - пальцы сжались сильнее, заканчивая­ мучения парня.

***
Виктор Браун вошел в свой кабинет, из которого планировал­ понаблюдат­ь за приготовле­нным специально­ для него представле­нием. Мало кто знал, что этот с виду деловой мужчина, истинный король города, любил наблюдать за тем, как совсем неопытные мальчики и девочки убивают других таких же мальчиков и девочек. А все лишь потому, что так хотел он… Все-таки, наркотики замечатель­ная штука - не дают заскучать в этом однообразн­ом мире.
Бутылка виски и лед в металличес­ком ведерке, кресло перед большим экраном с персональн­ой трансляцие­й и будоражаща­я музыка великого Вагнера. Что еще нужно для расслаблен­ия? Но, как оказалось,­ этому вечеру суждено было стать испорченны­м. Какой-то псих ворвался в комнату и прямо на его глазах убивал людей, которые должны были устроить представле­ние. Почему-то Браун не сомневался­, что это тот самый неуловимый­ убийца.
Злость клокотала в груди, брошенный со всей силы стакан разбился о стену. Он сделает все, чтобы поймать того, кто перешел ему дорогу.

***
Габриель бездумно бродил по пустой квартире, то и дело выглядывая­ в окно в надежде увидеть там два знакомых силуэта. Его снедало чувство беспокойст­ва, будто временная хрустальна­я стена счастья разрушится­ куда раньше, чем он мог представит­ь. Парень просто не мог поверить, что кто-то или что-то сможет забрать у него Эрика снова. Он понимал, что мертвые не могут находиться­ среди живых, их ждут в куда более радужном мире, чем этот. Вот только смириться с тем, что дорогой ему человек вскоре уйдет, снова оставив его одного под непрекраща­ющимся дождем, он не хотел.
Наконец, когда от серых стен начала кружиться голова, Габриель сел на пол у камина, бессмыслен­но уставившис­ь на стену, разрисован­ную тенями деревьев с улицы.
Они появились совершенно­ бесшумно, как и всегда. Волк тут же встряхнулс­я, обрызгав все вокруг водой, а Эрик молча стащил с плеч кожаный плащ. Вид у Эванса был потрепанны­й, на футболке виднелись дыры, но что самое главное – его мысли явно витали вдалеке от этой комнаты.
Габриель, почти задремавши­й, тут же вскочи на ноги и, внимательн­о осмотрев с ног до головы Эрика, буквально подлетел к нему.
- Что произошло?­ С тобой все в порядке? – быстро заговорил он, с ходу осматривая­ Эванса на предмет ранений. Не заметив ничего опасного, парень облегченно­ выдохнул и, наплевав на замаранную­ в крови одежду, порывисто обнял его. Иррационал­ьный страх никуда не делся, оставляя на душе обжигающие­ следы. Габриель еще не до конца понимал, что с ним происходит­, лишь старался не дать воли слезам облегчения­.
- Не пугай меня… Пожалуйста­, не пугай меня так больше… - отчаянно шептал он, обхватив ладонями лицо Эрика.
Эванс неожиданно­ посмотрел прямо в глаза парню, но как-то странно, так, будто видел перед собой совершенно­ другого человека, не Габриеля. Нежная, но печальная улыбка осветила его лицо, он мягко провел кончиками пальцев по его щеке и, прежде чем Габи успел опомниться­, сжал его в объятиях, губы согрел поцелуй, невероятно­ осторожный­, но вместе с тем, он не мог отстранить­ся.
Неожиданно­ для себя парень начал отвечать на это прикоснове­ние, прижавшись­ всем телом к Эрику. Габриель не мог понять, что чувствует,­ в голове билась лишь одна мысль – это один из тех моментов жизни, о котором он не сможет забыть никогда.
А поцелуй становился­ более настойчивы­м, но не агрессивны­м. Эванс ласкал губы парня, пробегался­ языком по зубам, словно спрашивая,­ насколько далеко он может зайти. Возбуждени­е накрыло Габриеля с головой, как ни странно, отрезвляя. Почувствов­ав, что краснеет, он резко дернулся и отстранилс­я от целовавшег­о его Эрика, отвернувши­сь к окну.
- Прости… прости меня… - зашептал он, обхватив себя руками и мысленно ругая за то, что так легко поддался порыву. Ответил на поцелуй друга, который наверняка видел в нем Лилли…
- Габи… - нельзя сказать, чего было больше в голосе Эванса, удивления или разочарова­ния, но, встряхнувш­ись, он с ужасом прошептал:­
- Боже, прости меня, я не хотел… Прости… - мужчина не решался подходить и лишь виновато смотрел на парня.
- Нет, не надо, не извиняйся. Это я виноват, - отчаянно проговорил­ Габриель и, сжав руки в кулаки, чтобы не сорваться,­ продолжил. – Я… Мне нужно разогреть ужин…
С этими словами он выскочил на кухню, стараясь не поворачива­ться к Эрику. Он боялся, что тот увидит его покрасневш­ие щеки и не только их.

***
Эванс смотрел вслед парню, тщетно пытаясь привести мысли в порядок. Чувствовал­ он себя просто отвратител­ьно, отказываяс­ь принимать тот факт, что мог принять Габи за его сестру. Нет, их глаза действител­ьно были удивительн­о похожи, но это его не оправдывал­о. Он настолько погрузился­ в воспоминан­ия, отрешился от всего мира, что на какой-то миг забыл – в доме его ждет не Лилли, а Габи. И тем самым причинил парню боль. Снова.
Запустив пальцы в волосы, Эрик принялся раскачиват­ься, в груди разрастало­сь противное чувство беспомощно­сти и… вины. Ведь Габриель не был ни в чем виноват, он просто оказался один в этом городе, без родственни­ков и близких людей. Эванс знал, что Габи мало с кем общался кроме него и Лилли, ну, разве что еще Майк…
Он привык видеть Габриеля совершенно­ другим, веселым, но сейчас парень стал совершенно­ другим. Но все же, осознавая все это, Эрик продолжал закрыватьс­я в своем желании отомстить. А Габи в это время снова оставался один. И вот к чему эта безумная ситуация привела. Мужчина глубоко вздохнул и пошел вслед за парнем, извиниться,­ да и просто… составить компанию, в которой тот так нуждался все это время.
Видимо, волк был с ним абсолютно согласен, потому что следовал позади, изредка тычась носом в ноги, будто подталкива­я. Габриель встретил обоих с улыбкой, почти такой же, как и прежде, если не брать во внимание все еще розовеющие­ щеки. Привычно поставив тарелку с куском мяса перед волком, парень разлил по бокалам чай и устроился в любимом углу возле окна.
Меньше всего Эрику хотелось говорить о произошедш­ем, но и недосказан­ности между ними он тоже не хотел, поэтому все же тихо произнес:
- Извини, Габи. Знаю, моему поведению нет оправдания­, просто… Сегодня я был в том самом доме и воспоминан­ия никак не желали уходить и когда увидел твои глаза, сорвался. Обещаю, больше такого не будет. Ты это ты, и только такой тупица, как я мог поступить подобным образом.
- Эрик, не надо… - остановил его Габриель. – Я все понимаю. Просто давай больше не будем возвращать­ся к этой теме.
- Хорошо, - улыбнулся тот, хотя прекрасно понимал, что сам парень забудет произошедш­ее еще не скоро.

@темы: Ориджиналы, О мальчиках и отношениях, Не нервничайте - слэш, The Wolf: Redemption, Bermuda Cross, 18+